Журнал Планета Эзотерика
Назад

Сенька 9

Опубликовано: 02.07.2020
Время на чтение: 6 мин
0
77
Сенька 9

Беда пришла к порогу дома старой учительницы. В прямом смысле пришла, прямо с кладбища, вызванная тёмными силами колдовства, принеся с собой смрадный запах смерти, который и почувствовал Сенька. И как всегда заявил о своём решении помочь, несмотря на то, что сам боялся не меньше взрослых. Потому как от рождения дан ему был дар - помогать людям в борьбе с потусторонними силами...

Сенька 9 эпизод. Автор Юлия Скоркина.
Редактор Анна Выгулова
- Здравствуйте, Тамара Васильевна! - поприветствовала Лена немолодую, но пышущую здоровьем женщину.

***
Тамара Васильевна жила в той же деревне, где и Лена с ребятами. Однажды им пришлось пересечься по жизни, и с тех пор их приятельские отношения были тёплыми. Мишке никак не давалась химия: хоть ты тресни, а выше тройки прыгнуть не мог. И тогда соседка Аня, с которой у Лены сложилось практически сестринское взаимопонимание, подсказала, что в деревне живёт бывшая учительница по химии, ныне пенсионерка. Лена не стала раздумывать и сразу же пошла на контакт.

Тамара Васильевна оказалась премилой женщиной. На пенсию она вышла совсем недавно и потому, скучая по прошлому, сразу же согласилась взять Мишку на репетиторство. Периодически Лена сама заглядывала к женщине - справляться об успехах сына. В эти моменты Тамара Васильевна усаживала Елену за стол и угощала чаем. Было видно, что ей хочется пообщаться, а водить сплетни с деревенскими кумушками, вальяжно гуляющими вечерами по улице, не позволяло воспитание. Впрочем, собеседником она была замечательным. Куча историй из её учительской деятельности всегда были наготове, одна другой интереснее и забавнее.

Также Тамара Васильевна рассказывала Лене о своей теперешней жизни. Муж умер около двадцати лет назад; женщина очень по нему тосковала, вспоминая их тихие прогулки по лесу и вечера на веранде.
Ещё у Тамары Васильевны был сын Николай. Когда сын женился первый раз, свекровь очень тепло встретила невестку. И та платила ей той же монетой. Приветливая, добродушная сноха стала настоящей дочерью для Тамары Васильевны. Но судьба порой жестока. Прожив с Николаем около десяти лет, сноха скончалась от пневмонии. Халатно отнесясь к своему здоровью, она слишком поздно обратилась к врачу. Утрату невестки Тамара Васильевна переживала, кажется, сильнее, чем её сын, потерявший жену.

Говорят, время лечит, и действительно - спустя пару лет Николай вновь женился. Только в этот раз настрой невестки по отношению к свекрови, увы, был недружелюбным. Наталья, так звали новую жену Николая, свекровь невзлюбила сразу. Не то чтобы она открыто показывала своё негативное отношение к родителям мужа, - она просто постепенно сводила их общение на нет. На и без того редкие семейные праздники сын, как правило, приезжал один. Тамара Васильевна как-то попыталась наладить отношения, но Наталья сделала вид, что не поняла этого.
Да и Бог с ней, с невесткой, поясняла Тамара Васильевна Елене. Самым грустным было то, что они никак не могли дождаться внуков.

Шло время, шли годы, умер муж. Попервой сын часто наведывался к матери, понимая, что одиночество и тоска могут добить её. Но долго засиживаться у матери Николаю не давала жена. Её будто распирало позвонить мужу в тот момент, когда он был у Тамары Васильевны, и конечно же, каждый раз это был непредвиденный случай, из-за которого нужно было срочно возвращаться домой. Постепенно Тамара Васильевна поняла, что внучата если и будут, то она их точно не увидит. Всю свою нерастраченную любовь теперь она отдавала своим ученикам. Выйдя на пенсию, женщина захандрила. В одиночестве и без работы тоска стала заедать окончательно.

Но судьбе и этого показалось мало. В один из дней, взяв трубку звонящего телефона, Тамара Васильевна услышала холодный голос невестки. "Николая сбила машина", - холодно произнесла она и пригласила приехать. Дальнейшие дни Тамара Васильевна помнила плохо. В какой-то липкой полудрёме прошли похороны и разговор с невесткой о квартире, которая теперь достанется ей, как первой наследнице мужа. Тамара Васильевна ничего не отвечала, ничего не спрашивала; она молча смотрела в одну точку, вяло соображая, для чего ей теперь жить.

Шли дни, мало-помалу, но жить было нужно дальше. О невестке она старалась не вспоминать. Периодически ездила на кладбище поправить могилки дорогих для неё людей. А потом в её бесцветной жизни появилась Лена с просьбой позаниматься с Мишей. И женщина словно воспряла, ухватившись обеими руками за ту тонкую ниточку, которая могла вернуть в её жизнь хотя бы немного красок. За Мишей появился ещё один ученик. И потихоньку пенсионерка приходила в состояние гармонии.

Лишь однажды цепкая рука уныния отчего-то вновь схватила её. В тот день был день рождения Николая. Тамара Васильевна поехала на кладбище и там столкнулась со снохой. И несмотря на тот факт, что не виделись они уже давно, Наталья не сменила своего отношения. Наоборот, Тамаре Васильевне показалось, что в этот раз девушка ещё сильнее раздражена появлением свекрови в её жизни. Она поспешила убраться с кладбища как можно быстрее.

Проводив сноху долгим взглядом, Тамара Васильевна устало присела на лавочку у могил. И тут взгляд её упал на цветник, в самом центре которого была вырыта небольшая ямка. Поначалу женщина удивилась, но потом решила, что сноха решила повыкапывать лишние корневища люпинов, которые к концу лета так опоясывали весь периметр оградки, что и могил видно не было. Прикопав ямку обратно и посидев ещё немного, Тамара Васильевна поехала домой. Ещё в автобусе она почувствовала, как сердце будто сжалось. Хотелось вдохнуть полной грудью и рассеять кладбищенскую тоску, пробравшуюся в душу, но сделать этого не удалось.

Чёрной волной обрушились воспоминания и мысли о бесполезности своей жизни. В тот день от того чтобы не наложить на себя руки от безысходности, её спасла Лена. Она пришла справиться об успеваемости Михаила. Зашла не специально, а попутно, идя с Семёном из магазина. Увидев пустой взгляд репетитора, Лена сразу поняла, что ей нехорошо.
Она, не дожидаясь приглашения, вошла в дом. Усадила женщину за стол и попыталась разговорить её.
По большей части Тамара Васильевна молчала или отвечала невпопад.

Лена молча посмотрела на сидящего рядом Сеньку.
Мальчик пододвинул стул поближе и взял Тамару Васильевну за руку. Все трое сидели в тишине. Сенька гладил руку женщины и внимательно смотрел на неё. Она была словно под гипнозом.
- Мам, нужно отвести её в комнату и положить на диван. Она до завтра проспит.
Лена подошла к женщине и, осторожно взяв её под локоть, увела вглубь дома.

Спустя пять минут она вышла и обратилась к сыну:
- Сень, мне страшно оставлять её одну. Давай мы сейчас вместе пойдём в дом, я сделаю нужные дела, а потом вернусь к Тамаре Васильевне. Может, даже на ночь с ней останусь.
Сенька согласно кивнул, и они вместе ушли из дома репетитора.

Чуть позже Лена вернулась и действительно пробыла в доме Тамары Васильевны всю ночь.
Под утро Тамара Васильевна проснулась и молча лежала, смотря перед собой. В голове было тихо и ясно. Она прекрасно помнила своё вчерашнее состояние и теперь не понимала, с чего на неё напало такое страшное уныние. Помнила она и Сеньку: как мальчик гладил её по руке, а по всему телу разливалось ни с чем не сравнимое умиротворение.
Женщина чуть скосила глаза и увидела, что на кресле в углу дремлет Елена.

Словно почувствовав на себе взгляд, Лена открыла глаза.
- Тамара Васильевна, - тихо произнесла она и улыбнулась, - доброе утро! Как вы себя чувствуете?
Женщина села в кровати.
- Леночка, ты всю ночь пробыла со мной? - вопросом на вопрос ответила она.
- Мне показалось, что вы себя не очень хорошо чувствовали, - словно в оправдание произнесла Лена.
- Действительно, - задумчиво произнесла Тамара Васильевна, - вчера у меня было какое-то помутнение рассудка. Но сейчас я себя чувствую абсолютно по-другому.
Почему-то женщина постеснялась задать вопрос про Семёна, а Лена не посчитала нужным заострить на этом внимание.

С того дня отношение Тамары Васильевны к Лене и Мишке стало заметно теплее. Более того, теперь она частенько стала печь что-нибудь вкусное и с удовольствием угощать этим людей, которые в трудную минуту подали ей руку помощи.
И даже когда Мишка закончил четверть с пятёркой по химии и нужность репетиторства отпала, они всё равно периодически общались.

***
Неделей ранее...
Солнце окончательно скрылось за горизонтом, укутывая улицу вечерними сумерками. Женщина спокойно брела вдоль главной аллеи кладбища. Свернув в один из рядов, она прошла вглубь и остановилась. В тишине она внимательно осматривала погост поверх чернеющих крестов и памятников. Убедившись в своём одиночестве, она присела на корточки у одной из могил.

Из небольшого рюкзачка женщина вытащила чёрную свечку и обычный ключ. Когда свеча была зажжена, она раскопала небольшую ямку и, положив в неё ключ, тихонько прошептала: "Положу ключ, открою дверь, укажу где замок, туда и ступай, там будешь жить, там будешь есть".
Проговорив заклинание, женщина прикопала ключ. Воткнув в могильный холм свечу, она добавила: "На огонь свечи из земли поспеши". Завершив ритуал на первой могиле, она ушла чуть дальше и проделала то же самое на второй. Лишь после этого женщина покинула кладбище.

***
Раздался звонок в дверь. Тамара Васильевна открыла и остолбенела от увиденного: перед ней стояла Наталья. Женщина старательно улыбалась, но в её глазах свекровь всё ещё видела ту нелюбовь, которую сноха к ней испытывала.
- Так и будете на пороге держать? - спросила Наталья.
- Очень неожиданный визит, - спохватившись, проговорила Тамара Васильевна, - проходи, Наталья. Чем обязана?
Наталья прошла внутрь дома и по-хозяйски оглядела обстановку. Словно оставшись довольна, она улыбнулась ещё шире и обернулась к свекрови.
- Да вот проведать решила, вдруг нуждаетесь в чём? - с деланной заботой произнесла Наталья.
- Да слава Богу, всё хорошо, - удивлённо ответила Тамара Васильевна. - Может, чаю?
- С удовольствием, - согласилась Наташа и пошла в кухню следом за хозяйкой.

Разговор не клеился. О погоде долго не поговоришь, а больше общих тем у женщин не оказалось. Когда игра в молчанку стала уже напрягать, Наталья засобиралась домой.
- В туалет на дорожку пустите? А то от вас до города не ближний свет, хоть и на машине.
Тамара Васильевна жестом указала в сторону туалета. Пробыв там какое-то время, Наташа вышла и, обернувшись, уже на пороге спросила:
- Тамара Васильевна, а Николай был единственным вашим сыном?
Брови женщины взлетели вверх от удивления.
- Да, - ответила она. - Коля - мой единственный сын.
- Всего хорошего, - уже выйдя на крыльцо, через плечо бросила Наталья.

Ночью Тамара Васильевна проснулась от тихого стука по стеклу. Полежав какое-то время и убедившись, что ей это не снится, она поднялась с кровати и подошла к окну. От увиденного сердце словно сковали тиски, голова затряслась мелкой дрожью и страх ледяными волнами побежал по телу. До тех пор, пока чувство ужаса окончательно не покинуло её, женщина не моргая смотрела сквозь стекло. Там, во мраке ночи, освещаемый лунным светом, стоял мертвец. Подёрнутые белой пеленой глаза смотрели прямо на неё. Палец с отсутствующей на нём плотью монотонно стучал по стеклу.

***
На Ленино приветствие Тамара Васильевна резко дёрнулась, словно от испуга, приложив руку к области сердца.
- Я вас напугала, простите Бога ради, не хотела, - залепетала Елена, видя, как на приветствие отреагировала женщина.
- Нет-нет, Леночка, всё хорошо, - поспешила успокоить Лену Тамара Васильевна. - Нервы что-то в последнее время.
Лена внимательно посмотрела на бывшую учительницу. Под глазами наметились лёгкие круги, а сам взгляд стал чуть другим. Тамара Васильевна бросала короткие взгляды вокруг себя, словно боялась, что рядом кто-то откажется.

- На днях хотела к вам заглянуть, - начала Лена, - да не дождалась, пока вы дверь откроете. Может, уезжали куда?
- Спала я, Леночка, - пояснила женщина. - Ночи стали какими-то, - она сделала паузу, - тревожными.
- Что за тревога? - спросила Лена. - Быть может, к врачу обратиться? Возраст - дело такое.
- Обращалась на той неделе, - ответила Тамара Васильевна, - сейчас таблетки пью, может, они так действуют.
Лена с сочувствием посмотрела на женщину.
- Ну, тогда не буду вас отвлекать, - сказала Лена, - ещё разок на днях забегу, проведаю.
Елена уже отошла на достаточное расстояние, когда вдруг Тамара Васильевна окликнула её. Она обернулась.
- Леночка, ты приходи ко мне почаще, - сказала женщина и, развернувшись, пошла к дому.
Быть может, Лене показалось, но что-то странное было в голосе знакомой. Её фраза звучала словно мольба...

***
- Серёж, может, сходим на днях к Тамаре Васильевне в гости? - спросила Лена сидящего рядом мужа.
- Можно сходить, - ответил Сергей. - Она звала нас?
- Ты же знаешь, что она всегда рада нас видеть, - проговорила Лена. - Я сегодня её встретила и знаешь, что-то тревожное было в её глазах.
- Ну, по части тревожности ты знаешь, к кому обратиться нужно, - улыбнувшись, сказал Сергей.

После случая в лесу привычный мир Сергея рухнул, впустив в его сознание информацию о необыкновенных способностях приёмного сына. Он гораздо быстрее, нежели сама Лена, свыкся с мыслью, что иногда нужен не простой взгляд на мир, а нечто большее, не каждому человеку данное. Лена же почти всегда прятала глубоко внутри своё чувство к способностям Сеньки, открывая информацию о нём лишь в крайних случаях.
Для неё он был всё тем же маленьким мальчиком с соломенной шевелюрой за забором детдомовской территории. И мысль о том, что её малышу, пусть и ради добра, но приходится сталкиваться с тёмным миром, была невыносима. И хоть она прекрасно знала, что, кроме неё самой, за Семёном приглядывает дух его прадеда, оберегая от опасности, всё равно её душа болела за своего любимого мальчика.

- Думаю, пожилому человеку нужно уделить лишнюю капельку внимания, - произнесла Лена, словно не услышав реплику мужа.
- А давай завтра и сходим, - подытожил Сергей.

***
Ближе к обеду следующего дня Лена с супругом стояли на крыльце Тамары Васильевны. Дверь чуть приоткрылась, и сквозь узкую щель на пришедших воззрилась хозяйка дома.
- А, Леночка, - с радостью воскликнула Тамара Васильевна и тут же широко распахнула дверь.
Лена уставилась на женщину. Даже с их вчерашней встречи вид Тамары Васильевны ухудшился. Под глазами появились припухлости, белки покраснели.
- Тамара Васильевна, - начала Лена с порога, - что с вами происходит?! Вы выглядите так, будто совсем перестали спать.
- Не переживай, Лена, всё хорошо, - оправдывалась женщина. - Это всё лекарства, возможно, побочный эффект. Спать действительно стала меньше. Но это пройдёт.
И женщина старательно перевела разговор на другую тему.

Настаивать Елена не стала. Во-первых, это было не совсем прилично - вытягивать из чужого человека что-то, о чём он сам не хочет говорить. А во-вторых, может, действительно какое-то действие лекарства имеет место быть.

Они просидели в гостях добрых три часа. Тамара Васильевна всячески уговаривала их остаться ещё хоть на немного. Но по всем правилам приличия пора было уходить. Попрощавшись, Лена пообещала зайти через день. Тамара Васильевна очень просила навещать её почаще. На крыльце Сергей обернулся и внимательно посмотрел на радушную хозяйку.
Когда они не спеша шли по улице к своему дому, он вдруг спросил:
- Мне показалось, или у неё на глазах были слёзы?
- Ты знаешь, я тоже это заметила, - ответила Лена. - С ней явно что-то не так.

Войдя в дом, Сергей громко оповестил сыновей, что они вернулись.
Миша в ответ буркнул, что он наверху, а Сенька уже нёсся по лестнице вниз, встречать родителей. На самой нижней ступеньке он вдруг резко развернулся и с громким вскриком: "Ой, мамочки", - ринулся обратно вверх.
Лена с Сергеем от такого неожиданного поворота стояли, открыв рты.
- Сеня? - удивлённо изогнув бровь, произнесла мать.
- Мам, сил нет, как воняет! - попытался объяснить своё поведение Семён.

Сергей, шумно засопев, начал обнюхивать себя, а потом и жену.
- Да не пахнет ничем, - произнёс он.
- Вы где были? - спросил мальчик, зажимая нос ладошкой.
- У Тамары Васильевны, - ответила мать. - Семён, ты опять меня пугаешь!
- Всё хорошо, ма, - уже залезая на чердак, крикнул Семён, - позже поговорим.
Люк чердака захлопнулся, а Лена и Сергей так и остались стоять в коридоре в полном недоумении.

***
Тамара Васильевна сидела перед телевизором и молча смотрела в одну точку. Никакие таблетки не помогали ей уснуть и отключиться от того ужаса, который теперь она переживала каждую ночь. Поход к врачу ничего не дал. Доктор наотрез отказался верить в то, что после приёма назначенных таблеток могут случаться какие-либо галлюцинации. Впрочем, сама Тамара Васильевна уже не понимала что это: галлюцинации или страшная реальность. Она стала бояться ночи как огня. Ведь именно в момент, когда стрелка часов переходила за полночь, вновь приходили они.

Их было двое. Страшные полуистлевшие трупы с белыми пустыми глазами каждую ночь приходили к дому. Один всегда стоял у окна, второй скрёбся в дверь. Это постоянное царапанье просто сводило с ума. В какую бы комнату женщина ни уходила, спустя пять минут раздавался уже знакомый стук костяшки по стеклу. Тамара Васильевна на цыпочках подходила к двери и смотрела в глазок, борясь с рвотным рефлексом из-за невыносимой вони, исходившей от разлагающейся плоти.
Лишь с первыми рассветным лучами всё исчезало. Она часами бродила днём под окнами дома в надежде найти хоть какие-то следы, указывающие на реальность происходящего. Следов не было. Однако всю неделю, ночь за ночью они приходили к дому.

И в эту ночь всё повторилось заново. Стоя за плотным тюлем, Тамара Васильевна с дрожью в коленях смотрела, как мертвец стучится в стекло. В какой-то момент женщине захотелось открыть дверь и окно, и будь что будет. Нервы расшатались окончательно. Тамара Васильевна стояла перед дверью, держа руку на замке, готовая в любую минуту распахнуть её. Пальцы побелели от напряжения.
"Решиться, всего лишь повернуть замок", - уговаривала женщина саму себя, но пойти на это так и не решилась.
Еле дождавшись, когда первые солнечные лучи окончательно разгонят ночные страхи, Тамара Васильевна вышла из дома и направилась в конец деревни.

На звонок вышла заспанная Елена. Она с удивлением уставилась на раннюю гостью.
- Леночка, - с мольбой в голосе начала Тамара Васильевна, - я схожу с ума! Ещё пара ночей, и я наложу на себя руки.
Елена жестом пригласила её войти. Вид у женщины был не из лучших. Из воспалённых глаз текли слёзы, а трясущиеся руки выдавали крайнее волнение.
Лена поставила на плиту чайник и села напротив Тамары Васильевны.

- Что же вас так расстроило? - участливо спросила она.
- Расстроило, - горько усмехнулась женщина. - Скажите, Лена, я похожа на сумасшедшую?
- Нет, Тамара Васильевна, - ответила Лена, - вы вполне адекватны. С чего вы взяли такую глупость?
- Я не знаю, что происходит. Быть может то, что я вам сейчас скажу, лишь убедит вас, что я наверняка сошла с ума. Понимаете, Лена, каждую ночь я вижу мертвецов.
Женщина замолчала и не моргая уставилась на Елену.

- В каком смысле? - не совсем понимая, переспросила Лена. - Во сне ночами снятся мёртвые?
- Нет! - жарким шёпотом ответила собеседница. - Вижу в буквальном смысле, понимаете? Они приходят ко мне под окна и пытаются пробраться в дом.
Лена молчала, переваривая информацию.
- Быть может, это болезнь, - продолжила Тамара Васильевна, - и у меня галлюцинации. Хотя доктор утверждает, что от моих таблеток такого быть не может. И сама я уже не понимаю, реальность ли это или плод воспалённого ума. И звуки, и запах.

- Запах? - спросила Елена. Почему-то это слово резануло слух.
- Да, этот невыносимый запах разложения. Но самое странное, что утром я не могу найти никаких следов. Утром всё это кажется не реальным! И мне остаётся только поверить, что я действительно становлюсь сумасшедшей.
- Так, давайте проверим, насколько ваши видения реальны, - решительно произнесла Лена. - Сегодня я приду к вам на ночь. И тогда посмотрим, кто к вам приходит и могут ли это видеть другие.
- Я хочу пойти с тобой, - раздался за спиной голос Сеньки. Мальчик стоял в дверях и серьёзно смотрел на мать.
- Давайте возьмём Семёна, Леночка! Если в доме будет больше народу, мне будет спокойнее, - взмолилась Тамара Васильевна.
Лена громко вздохнула, но, зная, что всё сказанное соседкой может оказаться правдой, не стала перечить сыну.

Проводив Тамару Васильевну и пообещав прийти к ней ближе к вечеру, Елена долго смотрела ей вслед.
Невооружённым взглядом было видно, что за эту неделю женщина заметно сдала.
- Мам, - голос Семёна вернул из раздумий, - ты уверена, что тебе нужно это видеть?
От этих слов Лене сделалось дурно.
- Ты хочешь сказать, что мертвецы к ней всё-таки приходят? - холодея от ужаса, спросила она.
- Дедушка так сказал, - ответил Сенька. - А ещё он сказал, что нужно узнать имена. Поэтому мне необходимо быть там.
- Ну почему именно ты, Сенечка! - взмолилась Лена. - Разве мы сами не сможем это узнать? Я храбрая, - комично выпятив грудь вперёд, произнесла мать, - я узнаю имена.

Сенька улыбнулся, видя, как мама пытается уберечь его от чего-то, чего сама не понимает. Совсем недавно он смотрел фильм о дикой природе. Там небольшая птичка самоотверженно бросалась на куницу, пожелавшую устроить себе на завтрак яичницу. Мама Лена сейчас очень была похожа на эту птичку.
- Мам, ну как ты узнаешь имя? Он же не представится тебе при встрече! А я смогу это сделать.
Лена выдохнула и скорчила плаксивую рожицу. На самом деле она очень боялась таких экспериментов. Боялась за психику сына, вынужденного в столь раннем возрасте видеть вещи, которые и взрослого могут свести с ума. Но поделать с этим она ничего не могла: этот дар был дан Семёну свыше и засовывать его куда-то глубоко, пряча ото всех, сын явно не собирался.

Вечером они с Семёном стояли в коридоре собственного дома. Сергей с хмурым видом наблюдал за сборами.
- Ты уверена, что не мне лучше быть там с Семёном? - спросил он.
- Да, дорогой, - твёрдо ответила жена. - Я всегда буду рядом с моим мальчиком!

В доме Тамары Васильевны почти во всех комнатах горел свет. Придя к ней, Елена за ненадобностью погасила большинство ламп, оставив лишь те, которые горели в комнатах, где они находились.
Выпив чая с вкусными пирожками, испечёнными специально по случаю прихода соседей, все трое уселись перед телевизором. Когда стрелки часов стали подвигаться ближе к одиннадцати, Елена предложила всем лечь спать.
Тамара Васильевна ушла в свою комнату, а Лена и Семён устроились на разложенном в гостиной диване. На дом опустилась тишина. Может, мерный звук движущихся по циферблату стрелок укачивал, а может, это лежащий рядом Семён, всегда действовавший на мать, как самое лучшее снотворное, но глаза Лены сомкнулись, и она задремала.

Проснулась она от того, что кто-то осторожно потрясывал её за плечо. Она открыла глаза и увидела перед собой Тамару Васильевну. Женщина пальцем поманила Лену за собой. Бросив короткий взгляд на место, где лежал Семён, Елена поняла, что сына нет рядом. Поднявшись с дивана, она последовала за Тамарой Васильевной. Две женщины тихо вошли в комнату, где спала хозяйка дома. Перед окном стоял Сенька, приложив руку к стеклу. Лена беззвучно подошла к нему сзади. Посмотрев за окно поверх головы, Елена зажала рукой рот, чтобы не вскрикнуть. По ту сторону стоял мёртвый человек. Его остекленевшие глаза смотрели в упор на Семёна. Лишённая плоти рука скребла костяшками по стеклу, издавая противный звук.

Мальчик приложил к окну вторую руку и, прижавшись лбом к стеклу, закрыл глаза. Скрип стих, мертвец словно замер. Спустя минуту Семён спокойно отошёл от окна и, повернувшись к женщинам, сказал:
- Они не сами сюда пришли. Кто-то специально открыл дверь в мир мёртвых. Этого зовут Роман, нужно узнать имя второго. Через дверь не получится, её придётся открыть.
Лена и Тамара Васильевна стояли с расширенными от ужаса глазами.
- Как открыть? - произнесла Лена. - Сенечка, он же войдёт сюда, этот мертвец. Он всех нас сожрёт.

Было видно, что Лена недалека от паники. Тамара Васильевна и вовсе присела на кровать, не в силах твёрдо стоять на ногах.
- Мам, ну что ты говоришь! Никто нас есть не будет! Я вообще должен пойти один! - возмущённо ответил Семён, выйдя из комнаты.
Лена бросилась за ним, но прямо перед её носом дверь с силой захлопнулась.
Тамара Васильевна охнула и схватилась за сердце. Лена прижала ухо к дверному полотну - за ним стояла тишина.

Семён подошёл к входной двери и остановился. Мальчик стоял в нерешительности. Иголочками страх пробегал по спине. И вдруг он почувствовал, как что-то тёплое мягко опустилось на его плечо.
- Ты со мной, деда? - спросил Сенька вслух.
Почувствовав, как невидимая рука слегка сжала плечо, он улыбнулся и решительно распахнул дверь.
Коридор заполнялся запахом тления. Мертвец стоял неподвижно, слегка свесив голову на бок. Его белёсые глаза уставились на Семёна. Мальчик поднял руку и остановил её напротив лица мертвеца. Он медленно поднял голову и вперил взгляд в ладонь ребёнка. Сеня закрыл глаза. В сознании мальчика замелькали небольшие эпизоды из жизни умершего человека. Дождавшись, когда будет произнесено имя, Сенька открыл глаза, опустил руку и, сделав шаг внутрь дома, тихонько закрыл дверь.

Когда он вошёл в комнату, мать и Тамара Васильевна сидели рядом друг с другом, держась за руки.
- Нужно дождаться утра и найти то, что их сюда привело, - спокойно произнёс он, присаживаясь рядом с женщинами.
- Что же нужно искать? - спросила Тамара Васильевна.
- Деда сказал, что им был дан ключ. Ключ открыл дверь в мир мёртвых. Чтобы закрыть дверь, нужно найти замок.
- Откуда же взяться тому замку в моём доме? - вновь задала вопрос Тамара Васильевна.
- Деда сказал - вам его принесли.
На лице женщине появилось изумление.
- Вот так раз, - произнесла она, - кому же это я так насолила, что подарочки такие дарят? Да у меня и гостей-то, кроме вас, по правде сказать, уже очень давно не...
И тут Тамара Васильевна осеклась.

- Господи, ведь я ей слова против за все годы не сказала, - начала говорить женщина, - старалась незаметной быть, в жизнь их не лезла. Слова плохого про неё сыну своему никогда не говорила. Все обиды молча сносила. За что она со мной так?
- О ком вы, Тамара Васильевна? - спросила Лена.
- О снохе своей, Наталье. Она ко мне в гости недавно заявилась. Очень я тогда удивлена была. И поговорили-то ни о чём, она всё о моём здоровье справлялась. А потом и вовсе спросила, единственный ли Коленька у меня сын. Неужели это всё из-за наследства? Она думала, что я захочу отсудить у неё квартиру?
- Вовсе нет, - встрял в разговор Семён, - она не боялась за квартиру. Она хотела этот дом.

Помолчав с полминуты, Тамара Васильевна закрыла лицо руками и тихо заплакала. Елена обняла женщину за плечи.
На улице светало. Незваные гости за окном словно растворились в воздухе и исчезли. Семён сказал, что ему обязательно нужно вернуться к себе на чердак и основательно поговорить с дедушкой. Ведь замок они рано или поздно найдут, а что с ним потом делать, было неясно.
Мальчик ушёл, а женщины принялись раздумывать, где может быть спрятан злополучный замок.
- Почему они не вместе по стеклу стучали, как думаете? - задумавшись, спросила Лена.
- Даже представить не могу, - ответила Тамара Васильевна. Они обе стояли у окна и раздумывали.
Открыв одну створку, Лена посмотрела под окно. Трава не примята, словно и не было там никого ночью. И всё же она решила посмотреть снаружи.

Выйдя из дома, она разглядывала место, где стоял мертвец. Присев на корточки, она внимательно осматривала землю. Не заметив ничего подозрительного, женщина поднялась и посмотрела на окно. Только сейчас она заметила, что тонкий металлический отлив чуть приподнят с одной стороны. Лена взялась за угол и приподняла его. Маленький замок сразу же бросился ей в глаза.
- Тамара Васильевна, - крикнула Лена, - я нашла его!
На голос из окна свесилась взволнованная Тамара Васильевна. Елена продемонстрировала ей замок.
- Получается, что раз покойников приходило двое, то и замков должна быть пара, - рассуждала Лена. - И если один стоял у окна и именно там мы нашли первый замок, значит, второй надо искать на крыльце у двери.

Женщины ползали по крыльцу в поисках второго замка, но все усилия были, увы, тщетны. Ни на крыльце, ни под крыльцом его не было.
- Может быть, она могла его спрятать в доме? - спросила Лена, глядя на Тамару Васильевну.
- Она всегда была на моих глазах, - ответила женщина, - только в туалет перед самым уходом попросилась.
На секунду повисло молчание, и обе они ринулись в туалетную комнату. Пузырьки с полок были сброшены, каждый угол был тщательно осмотрен. Когда дело дошло до лежащего под ванной чемодана с инструментами, женщины остановились в нерешительности. Лена присела на корточки и выволокла тяжеленный саквояж. Открыв его, ей даже не пришлось ворошить содержимое: замок лежал поверх прочих вещей.

Тамара Васильевна схватилась за сердце и закатила глаза.
- Леночка, мы нашли их, - с придыханием произнесла она.
Два замка лежали перед ними на столе. Оставалось понять, что с ними делать.
- Если этой ночью всё повторится, я сойду с ума, - произнесла Тамара Васильевна.
- Будем надеяться, что Данила Иванович знает, что делать, - ответила Лена.
На немой вопрос в глазах собеседницы она пояснила:
- Это дедушка Семёна.

И, снова видя непонимание, добавила:
- Ой, Тамара Васильевна, вы не представляете, насколько всё сложно. Быть может, когда всё это закончится, я вам за чашкой чая расскажу такие истории, о которых разве что только в книжках фантастических прочитать можно.

Спустя час после того, как замки были найдены, в дом вернулся Семён. Мальчик с серьёзным видом сел за стол и, деловито сцепив руки, уставился на женщин.
Лена молча положила перед ним найденное.
- Сенечка, не пугай меня, - с мольбой попросила мать, - хуже уже не будет?
- Деда сказал, что замки нужно отнести на кладбище. Найти могилки, где на памятниках имена потревоженных мертвецов будут совпадать с именами тех, кто лежит спокойно. Ещё нужно зажечь свечи и произнести: "На свет пришёл, на свет и уходи".
Сенька замолчал.

- И это всё? - с недоверием спросила Елена.
- Деда сказал, что дальше он всё сам сделает.
- О Господи! Счастье-то какое! - не скрывая радости, воскликнула Лена. - Данила Иванович, благодарю вас, - сказала она громко, будто тот, к кому она обращалась, находился здесь.
Сенька улыбнулся, видя, какое облегчение почувствовала мать, зная, что её сын больше не станет протягивать руки к мертвецам.
- А как же Наталья? - вдруг задала вопрос Тамара Васильевна. - Как быть с ней?

Сенька посмотрел на женщину и она заметила, как погрустнел его взгляд.
- Деда сказал, что ничего хорошего её не ждёт, - ответил он, опустив глаза. - Они возьмут с неё то, что должны были получить от вас. Мёртвые не дают в долг.
На глазах Сеньки заблестели слёзы. Так было всегда, когда мальчик знал, что человек обречён. Ему не важно было, что накликавший беду виноват сам, что алчность людей порой переходит всякие границы. Он чувствовал боль и страх того, кому предстояло расплатиться за содеянное.
Лена подошла и приобняла сына за плечи. Сенька шмыгнул носом и стёр предательски выскользнувшую слезинку.
- Пора на кладбище, - сказал он, поднявшись из-за стола.

***
Деревенское кладбище было больше похоже на лес. Щебетание птиц оживляло это место, которое люди называли пристанищем мёртвых. Их пение словно опровергало название, говоря, что здесь лишь переход в вечную жизнь.
Найдя могилу с нужным именем, Тамара Васильевна своими руками раскопала небольшую ямку и, уложив в неё замок, обратно засыпала землёй. Ставя свечу, она произнесла нужные слова и пошла в поисках могилы со вторым именем. Всё это время Лена с сыном стояли поодаль.
- Сенечка, а что будет с Натальей? - спросила Лена, не совладавшая с любопытством.
- Деда сказал: то, что пославший получает обратно, бьёт по нему с тройной силой.
Уточнять Лена не стала, понимая, что разговором об этом причиняет Сеньке страдания. К этому моменту вернулась Тамара Васильевна. И все трое, не оглядываясь, побрели прочь с погоста.

Этой ночью Лена опять вызвалась переночевать у Тамары Васильевны, чтоб окончательно убедиться, что всё закончено, чему сама соседка была несказанно рада. Сенька уже не выказал никакого желания идти к Тамаре Васильевне, зная, что всё кончено наверняка. Не верить своему деду не было смысла.

***
Рано утром Сеньку разбудил вкусный запах выпечки. Он спустился вниз и вошёл на кухню. Мать хлопотала у плиты.
- Ма, ты давно вернулась? - спросил он, усаживаясь за стол.
- Давно, зайчик, - ответила мать, - ночь прошла спокойно. Тамара Васильевна сказала, что зайдёт сегодня и расцелует тебя. Пообещала закормить тебя плюшками.
Сенька довольно улыбнулся. Если получалось кому-нибудь помочь, он всегда радовался от души. Соседка действительно пришла ближе к вечеру и, рассыпаясь в благодарностях, всё прижимала Сеньку к себе и целовала его в соломенную макушку.

В полной идиллии пролетела неделя. А в один из дней к Лене в дом ворвалась Тамара Васильевна, белая как мел.
Ответом на испуганное Ленино лицо была тирада:
- Леночка, ты не представляешь. Сижу я на кухне перед окном, пью чай. И вдруг вижу, как к калитке подходит женщина, перекидывает руку и пытается отодвинуть засов. Я вышла на крыльцо, нацепила очки и только тогда поняла, что передо мной - Наталья! Лена, она выглядела ужасно! Словно высохла вся, - скелет, обтянутый кожей. Но самое страшное, Лена, это глаза! Словно бес смотрел на меня через них.
- Чего же она хотела? - спросила Елена.

- Не знаю. Она сыпала в мой адрес проклятиями. Обзывалась всевозможными словами. Кричала: "Что ты наделала, старая тварь?" Лена, я испугалась и убежала обратно в дом. Открыть дверь Наталья так и не смогла. Крикнув, что она всё равно добьётся того, чтоб я сдохла, ушла. У меня подскочило давление. Что мне делать, Леночка? - со слезами на глазах спросила Тамара Васильевна.
- Ничего не делать, - послышалось за спиной, и в комнату вошёл Семён. - Это бессильная злоба.

- Сенечка, почему она стала такой худой? - спросила женщина.
- Те, кого она посылала к вам, теперь приходят к ней и забирают её энергию. А ещё её съедает чувство ненависти. Не нужно её бояться. Нужно за неё Бога попросить.
- И то правда, - воскликнула Тамара Васильевна, - Господь милостив, может, вразумит её.
Сенька с грустью посмотрел на неё, понимая, что это обращение к Богу больше поможет самой Тамаре Васильевне, нежели Наталье. Она, к сожалению, свой выбор сделала ещё тогда, когда решила обратиться за помощью к тьме.

***
Раздался телефонный звонок, и Тамара Васильевна взяла трубку. Поздоровавшись, она внимательно слушала человека на другом конце провода, меняясь в лице. Закончив разговор и отложив трубку в сторону, женщина закрыла лицо руками и заплакала.
Через время, взяв себя в руки и чуть успокоившись, она вновь взяла телефон и набрала номер.
- Алло, Леночка, я всё-таки стала наследницей квартиры своего сына, - с горькой усмешкой произнесла женщина. - Сноху сегодня утром нашли мёртвой. Наталья повесилась...
Лена положила трубку и сидела молча, переваривая информацию. Сенька оказался прав, говоря, что свой выбор она сделала ещё тогда. "Мертвецы не дают в долг", - вспомнились Лене слова сына.

В комнату вошёл Семён.
- Долг отдан? - тихо спросил мальчик, глядя на мать.
- Отдан, - подтвердила Лена. И внимательно посмотрела на приёмного сына, окончательно осознавая всю его силу. Она притянула его к себе и крепко обняла.
- Мой храбрый малыш, - прошептала она сыну на ушко, - я так горжусь тобой.

Она прижимала его к себе, понимая, сколько всего ему ещё предстоит пережить, скольким предстоит помочь. Одно она твёрдо знала: никогда её мальчик не останется в стороне, когда кто-либо попросит о помощи. И конечно же, Лена знала, что её долг - всегда быть рядом со своим мальчиком, до последнего вздоха стоять позади него, закрывая собой от любой напасти.

, , ,
Поделиться
Похожие книги
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.

Adblock
detector