Журнал Планета Эзотерика
Назад

Невидимая подруга

Опубликовано: 26.10.2019
Время на чтение: 3 мин
0
95
Невидимая подруга.

Моя четырехлетняя племянница Ася вела себя в новой квартире очень странно. У девочки появилась невидимая подруга... Призрак?!!

У Аси всегда было богатое воображение. В ее руках скатерка превращалась в шлейф, а старая занавеска - в платье принцессы. Ася любила часами разговаривать со своими воображаемыми подданными властным голосом. Ее мама только смеялась: «Фантазерка моя!»

Девочке исполнилось пять лет, когда моя сестра с мужем купили двухкомнатную квартиру в старом доме. Ася была в восторге от того, что у нее, наконец, будет своя комната. Радостно планировала, где будет стоять кровать, где - тумбочка с игрушками.
- Оставь места для братика или сестрички, - шутила я, уверенная в том, что Юля с Яриком не станут откладывать рождение второго малыша, о котором давно мечтали.
- А зачем мне сестричка, если у меня уже есть подружка? - искренне обижалась Ася.
- Подружка может быть в детском садике, а сестра будет жить с тобой в одной квартире, - пыталась я объяснить, но малышка лишь враждебно на меня смотрела.
- Неправда! Со мной всегда будет жить только Оля! - кричала она.

Как-то я хотела присесть у ее стола на стул, но Ася, до этого спокойная, возмущенно закричала:
- Не садись, на нем сидит Оля!
- Какая еще Оля? - я застыла на полпути.
На стуле, естественно, никого не было, и я, рассмеявшись, села. Как же изумилась, когда Ася расплакалась и не успокоилась, пока я не встала и не попросила у ее невидимой подружки прощения!

- У неё теперь невидимая подруга есть. Безумие! - вздохнула сестра, когда малышка вместе с «подружкой» позавтракала и побежала играть в детскую. - Уже месяц я чувствую себя так, будто у меня две дочери.
Оказывается, малышка действительно придумала какую-то девочку, и с тех пор играет лишь с ней.
- Воспитатели детского сада тоже заметили, что она стала сторониться детей и играет только с Олей.
- И что? Они не сказали тебе, что делать? - удивилась я.
- Говорят, для четырехлетних нормально, когда у них есть воображаемые друзья. Это свидетельствует о высоком интеллекте ребенка, - вздохнула Юля. - А психолог пояснила, что появление Оли может быть реакцией на переезд в новую квартиру. До сих пор ее окружали близкие люди. У нее была ты и дедушка с бабушкой. Теперь вас нет, она чувствует себя одиноко. Ей немного не по себе...

- А ведь Ася так радовалась новой комнате, - вспомнила я.
- Радость от новой комнаты - это одно, а неосознанный страх перед переменами - другое. Наверное, ребенок пытается адаптироваться.
- Возможно, и так... - я не собиралась дискутировать с сестрой. - Да, весело вам сейчас с Ярославом, - прокомментировала. - Я только раз села на Олю, а тебе сколько приходилось?
- Как-то стараюсь этого избегать, но Ярослав сел первым! - рассмеялась Юля. - Тем более что невидимая подруга облюбовала его постоянное место. Зато на меня возложены иные обязанности. Я должна готовить обед на четверых, ибо Ася не дотронется до еды, пока Оля не получит такую же порцию. А когда я не захотела покупать Оле мороженое, Ася закатила мне настоящую истерику!
Я сочувственно покачала головой:
- Может, перерастет?
- Наверное... - вздохнула сестра.

Однако проходили месяцы, а невидимая подруга прижилась в квартире капитально и не думала ее покидать.
- Как ты с этим справляешься? - недоумевала я, удивленная тем, что Юля научилась ладить с обеими девочками. - Я бы выбила у Аси из головы этот бред про призраков.
- Так делать нельзя, это плохо повлияет на контакт с ребенком. Она может потерять ко мне уважение и замкнуться в себе, - заявила Юля. - Поверь, если бы могла, выбросила бы Олю из нашей жизни немедленно, но психолог объяснила мне, что на самом деле от ее «присутствия» в жизни Аси только польза. Она учится общаться. Видит мир глазами другого человека, - перечисляла сестра, будто читала книгу по детской психологии.

- И что, она не может это делать просто с тобой и Ярославом?
- С невидимой подругой ей, очевидно, легче, так как они одного возраста, - пояснила сестра.
- Но она могла бы подружиться с обычной, живой девочкой. Например, из детсада.
- Ты не поверишь, я даже несколько раз приглашала домой девочек из ее группы, однако то, что тут происходило, в голову не укладывается! - вздохнула сестра. - Ася была по отношению к другим детям очень агрессивной. Разозлилась оттого, что они пришли, и не позволила им прикасаться к своим игрушкам, а одну девочку даже ударила, когда та хотела взять в руки любимую куклу Оли!
- Любимая кукла Оли.. призрака... - повторила я, шокированная.

- Так вот, воспитатели из садика после этого заявили, что я не должна пытаться силой заставлять Асю дружить с девочками. Да если бы и хотела заставить, то уже не с кем. Дети не хотят с ней играть, сторонятся, да и мамы больше не пустят их к нам. И я их понимаю.
- Плохо... - вздохнула я. - А как ты себя чувствуешь?
- Прекрасно! - со счастливой улыбкой погладила сестра свой округлившийся живот.
- Вы уже знаете, кто будет - мальчик или девочка?
- Не хотим знать, пусть это будет сюрпризом, - улыбнулась она.
- Наверное, Ася рада, что у вас будет маленький? - спросила я.
- Кажется, немного ревнует, - вздохнула Юля. - Не знаю, как быть. И еще эта Оля...
- Это у нее пройдет, как только увидит ребеночка. Тотчас же забудет свою невидимку...

Я приехала вечером, чтобы посидеть с Асенькой, пока Ярослав отвозил жену в роддом. У девчушки целый день было плохое настроение, и она даже не захотела попрощаться с мамой.
Юля, ошарашенная ее поведением, стояла с мужем в дверях, когда Ася внезапно появилась в прихожей. Но, вместо того чтобы броситься маме на шею, как это она делала обычно, и поцеловать ее, только обиженно крикнула:
- Не привози эту Катю домой, мама! Понятно? Никогда! Мы с Олей совсем не хотим ее здесь видеть!
Развернулась и ушла в комнату, громко хлопнув дверью.

Ее родители стояли как вкопанные, потом Ярослав удивленно спросил:
- Ты ей говорила, какое имя мы хотим дать ребенку?
- Нет, конечно! - ответила сестра.
- Она могла подслушать ваши разговоры, -предположила я.
- Катя - хорошее имя, но ведь пока неизвестно, какого пола будет ребенок.

Родилась девочка - красивая и здоровенькая. Назвали Катей.
- Погляди, какая у тебя сестричка! - Юля показала ребенка Асе.
- Нет! Она не моя! У меня только Оля! - стояла на своем девочка. - Я тебе говорила, чтобы ты оставила ее в больнице! Лучше выброси ее!
Такого никто не ожидал.

- Пройдет, увидишь. Нужно окружить Асю любовью и уделять ей внимание, чтобы она не чувствовала себя позабытой, - успокаивала я сестру.
- С меня достаточно этой психологической чуши! - заявила как-то Юля. - Раньше мне говорили в детском саду, что невидимая подруга нужна Асе, чтобы не чувствовать себя одинокой. А теперь, когда у нее есть настоящая сестра, говорят, что она благодаря Оле легче переносит ревность по отношению к новому члену семьи. Только никто не подумал, как я переношу все это, а с меня достаточно этой вымышленной подруги! Постоянно слышно: «Оля то, Оля это»! А к Катюшке относится ужасно! Только и ждет, чем ей еще навредить. Щипает ее, когда думает, что я не вижу, будит, толкает! Откуда столько злости в этом ребенке, ума не приложу!

Я сочувствовала сестре. Она была измучена уходом за новорожденной и явно находилась не в самой лучшей форме. Непослушная Ася создавала дополнительные проблемы.

Однако я все-таки не рассказала сестре то, что недавно узнала, помогая ее соседке, пожилой женщине, поднять на верхний этаж сумки. Она меня искренне поблагодарила, а потом спросила:
- Вы родственница той молодой пары, которая поселилась в эту проклятую квартиру?
При слове «проклятую» по моей спине пробежали мурашки, но, скрыв волнение, я спросила, что, собственно, она имеет в виду.
- Там никто долго не живет. Наверное, потому что в квартире когда-то разыгралась страшная трагедия. Из окна выпала маленькая девочка. Она разбилась. Все же четвертый этаж, внизу бетон.
- О, боже... А как это произошло? Никто за ней не присматривал? - прошептала я в ужасе.
- Мать вышла на минутку в магазин и оставила ребенка со старшим братом. А тот за ней не уследил. А может, он не любил сестричку и помог выпасть из окна бедной Оле, - вздохнула старушка, закрывая за собой двери в квартиру и оставляя меня в полнейшем оцепенении от услышанного.

Оля? Невидимая подруга Аси?! Случайность?! «Да, конечно, это случайность! - протестовала в душе. - Не хватало еще, чтобы я начала верить в духов! Да и старушка выглядела несколько странной. Возможно, она все это придумала. Ведь один ребенок не мог выбросить другого ребенка в окно. Это слишком невероятно, слишком ужасно, чтобы быть правдой!»

Я видела, что сестра в состоянии, близком к нервному срыву, и решила поговорить с Асей о сестричке. Была уверена: смогу убедить девочку в том, что Катя ее любит и ей нужна Асина любовь.

К несчастью, племянница не захотела ни слушать, ни разговаривать со мной. Асенька только с ненавистью смотрела на меня исподлобья, плотно сжав губы.
Попыталась подойти по-другому.
- А что ты такое красивое нарисовала? - спросила, взяв в руки рисунок, лежащий на столике.
Но только бросила на него взгляд, как Ася ожесточенно вырвала его у меня из рук, порезав мне палец острым краем листа.
- Ася! - крикнула я возмущенно.
Она лишь злорадно рассмеялась и забилась вместе с рисунком в угол комнаты. Мне удалось заметить, что там изображено что-то жуткое - черное и красное.

- В последнее время она только такое и рисует - черное, мрачное, - отрешенно сообщила мне Юля, когда я рассказала ей об увиденном рисунке.
Я понимала: надо что-то делать. Но что?! Что на самом деле происходит в голове Аси?

Драма разыгралась, когда однажды сестра попросила меня присмотреть один вечер за детьми.
- Йогурты для Аси и Оли на средней полке в холодильнике, а молоко для Кати - на верхней, - предупредила сестра перед уходом.
Я вздрогнула, когда услышала об Оле, хотя, казалось, все должны были уже привыкнуть, что Ася настаивает на ее существовании.

Вначале все шло хорошо. Катя спала в своей кроватке, а я читала старшей сестре народные сказки. Она уже искупалась, надела пижаму и вела себя исключительно мирно. Даже не вспоминала о своей подруге Ольге. И я как-то успокоилась.
- Ну, теперь засыпай, любимая, а я пойду подогрею молочко для Катюши, - сказала девочке, поцеловав, и пожелала спокойной ночи.
Пошла на кухню, оставив в ее комнате включенный ночничок. Во всей квартире царила тишина, но я знала, что скоро Катя проснется голодная.

Поставила греться молоко и прислушалась. Вдруг до меня донеслось тихое хныканье малышки. «Проснулась!» - подумала, вынимая бутылочку из нагревателя, и в этот момент хныканье стало более громким и отчаянным.
Меня словно что-то подтолкнуло. Я оставила бутылочку, бросилась в спальню сестры, где стояла кроватка Кати. И ошеломленная увидела в слабом лунном свете, падающем через окно, Асю с младенцем в руках! Внезапно ветер пошевелил штору. Окно было открыто!
- Ты что делаешь?!
Я подбежала к племяннице и вырвала у нее из рук малышку.
- Отдай! Оля ее не любит! Эта Катька плохая, ее надо выбросить!
Ася набросилась на меня и стала бить кулаками! Это чудовище не было похоже на маленькую девочку! Я оттолкнула ее и выбежала из комнаты с ребенком на руках.

«Что делать? - думала. - Это же кошмар, просто какое-то дьявольское наваждение!» При слове «дьявол» у меня в голове вдруг словно что-то засветилось. Я влетела в кухню, так как знала, что сестра хранит в ней бутылку со святой водой. Подбежала к шкафчику, открыла его одной рукой и достала бутылочку. Ася, увидев бутылку, встала в дверях кухни как вкопанная. Но это длилось всего мгновение. Племянница опять направилась ко мне, растопырив пальцы, и попыталась вырвать у меня из рук Катю, но я умудрилась открыть бутылку и, не раздумывая, плеснула святой водой прямо в лицо девочки! Раздалось шипение...
Ася дико закричала, закрыла глаза руками и упала навзничь на пол. А я стояла над ней, боясь пошевелиться. Спустя какое-то время она вздрогнула, медленно поднялась с пола и спросила слабым голосом, как будто очнулась от сна:
- Что я делаю на полу, тетя?
На щеке у нее был виден явный след от ожога...

Я боялась того, что по этому поводу скажет Юля и ее муж, который никогда не верил вво всякие мистические истории. Но они выслушали меня, потрясенные, молча. Потом сестра показала рисунки Аси. На одном из них была, видимо, изображена невидимая подруга Оля - длинноволосая девочка, смотревшая пустыми глазницами на другого человека, которого Ася дорисовала уже после рождения Кати. Это был черный старик со странно вывернутыми ногами и руками.
- Мы боялись показать их в детском саду, — призналась сестра. - Неизвестно, что подумали бы воспитатели и психологи. Такие рисунки свидетельствуют о психических нарушениях.

После этого трагического вечера Ася не только не вспоминала о том, что произошло, но и вообще перестала говорить об Оле. Сестра с мужем продали злосчастную квартиру и купили другую. Моя племянница опять стала нормальным ребенком. Она обожает свою младшую сестру и с удовольствием за ней ухаживает. А след от ожога на ее лице со временем побледнел, и мы надеемся, что вскоре он исчезнет так же, как исчезла из нашей жизни Оля. Навсегда.

Мария

, ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.