Журнал Планета Эзотерика
Назад

Приют безумных

Опубликовано: 25.11.2019
Время на чтение: 3 мин
0
23
Приют безумных

Приют безумных был для немцев лабораторией для нечеловеческих опытов. Безумных и жестоких. Поэтому некоторые тайны истории никогда не должны быть обнародованы. Представьте - каково было бы узнать, что ваши дети играют на месте, где когда-то были замучены тысячи человек? Конечно, чтить память нужно, но некоторые факты лучше оставлять в забвении...

Я предвкушал сказочные выходные - рыбалка, костер, свежий воздух. В итоге получилась не сказка, а какое- то адское представление...

Мы с другом Витьком ехали не пойми где.
- Черт бы побрал эти навигаторы! - ругался я. - Сейчас бы сидели, рыбу ловили, горя бы не знали!
Витек поджал губы:
- Да... Жаль, не помню, как ехать на это озерцо. Но ничего. Смотри, - друг ткнул в экран навигатора, - дорога сейчас направо свернет, и речка вроде есть. Может, там ничего будет, а?
Мы решили бросить идею с чудо-озером, которое так нахваливал Витек, и я крутанул руль вправо. Проехали еще несколько километров.

Батюшки мои! Хоть картины пиши. Местечко шикарное! Где-то вдали виднеется поселок. Мы с Витьком разбили палатки, надули лодку, поплыли к середине реки. Витек что-то высматривал.
- Что это там, видишь? Дом какой-то, что ли? Не могу из-за деревьев разглядеть.
Я присмотрелся - немного левее от нашего лагеря, где-то в глубине леса, проглядывали очертания какого-то здания. Пока туда-сюда, собрались мы на разведку уже в сумерки.

На вид зданию было не меньше сотни лет - оно явно было давно заброшено. И эта то ли школа, то ли больница так и приглашала нас на экскурсию. Мы с Витьком разделились. Я пошел на второй этаж, осторожно переступая через полуразвалившиеся ступени. Друг скрылся где-то в темноте коридора первого этажа. Я рассматривал комнаты и вскоре понял, что все-таки это когда-то была больница. Я нашел ржавую койку, какие-то карточки. Только я собирался спуститься, как боковым зрением увидел, что в свете фонарика промелькнула тень. Я вышел в коридор, посветил - никого.

Внезапно раздался такой душераздирающий крик, что от неожиданности я уронил фонарик и тот разлетелся на части. Это кричал Витек. Я, как слепой, пошел в сторону лестницы, касаясь пальцами стены. Вдруг рука уперлась во что-то холодное, но мягкое, а потом оно крепко схватило меня за запястье. Я заорал. Рискуя разбиться, я бросился вперед, каким-то чудом миновал лестницу и с облегчением увидел внизу свет фонарика.
- Витька! Ты чего орешь? Блин, прикинь, меня кто- то за руку сейчас схватил! Вить... Витька?

Друг стоял спиной ко мне и всматривался куда-то вдаль. Я потряс его за плечо. Витька медленно обернулся.
- Она говорит, что я красивый, - друг глупо улыбнулся.
Я почувствовал, как мое сердце ледяным камнем падает куда-то вниз - я-то никого не видел.
- Кто говорит, Вить?
- Лада. Вот же она, - друг указал пальцем вперед. - Смотри, какие у нее волосы!
- Хорош прикалываться. Пошли отсюда.
Витька помотал головой.

А вот это меня уже серьезно напугало, еще хуже, чем что-то наверху. Я понял, что он видит привидение или призрак, но я то его не вижу?!! Где-то я читал, что если человек не в себе, с ним нужно разговаривать как с младенцем. Я засюсюкал:
- Витенька, мы завтра сюда опять придем. Сразу, как только солнышко выглянет.
Витька скривил губы, совсем как ребенок, помахал кому-то, и мы двинулись на выход. Я понимал, что здесь нельзя оставаться ни минуты, а друга нужно срочно везти в больницу - он же явно кукушкой поехал!

Я осторожно посадил Витька в машину, хотя я понятия не имел, куда нужно ехать. Тут я вспомнил про поселок, который видел вдалеке. Пока я выруливал из леса, друг вел себя тихо. Я выехал на трассу, и тут Витька резко развернулся ко
мне:
- Куда ты меня везешь? Зачем ты мне наврал?!
Он кинулся на меня с кулаками, я едва не потерял управление. Видимо, мой мозг в стрессе работал на все 100%. Пока Витька орал и бесновался в кресле, я пулей открыл багажник, достал веревку, молясь всем богам, чтобы друг не сумел отстегнуть ремень. Успел! Я крепко связал Витька, а он извивался, как змея, пиная ногами панель и проклиная меня. Я так боялся, не знал, что делать, и не факт, что в этом поселке будет хотя бы медкабинет!

На мое счастье, это оказался вполне себе полноценный, даже современный поселок. Издалека я увидел светящееся слово «Больница». Витька тем временем почти выпутался и разбил головой стекло, оставляя кровавые следы. Дежурный врач приказал мне держать друга, пока он вколет ему успокоительное. С трудом, но нам удалось обезвредить Витька. Врач указал, куда его затащить, закрыл палату на ключ. Усталость и стресс взяли свое - я вырубился прямо в приемном покое.

Проснулся утром, больницу не узнал - кругом полно народу. Про Витька мне сказали, что за ним уже выслали бригаду из города - ведь у них не психушка. Я вышел во дворик. На скамейке я увидел деда, тот сидел и курил. Я подошел, стрельнул папироску. С дедом разговорились. Звали его Федор Дмитрия, 84 лет от роду. Лежит здесь, здоровье поправляет.
- Предугадываю твой вопрос, сынок, - дед хитро прищурился. - Я много чего повидал, имею право курить. А ты вот чего здесь делаешь - загадка.

Я сомневался, рассказывать ли деду все, что произошло, или нет. Но все-таки высказался. Федор Дмитрия пожевал сигарету:
- Повезло тебе, сынок. А то вместе с дружком твоим головой бы тронулся.
- Не понял. Почему?
- Эх, сынок, я тебе вообще не должен это рассказывать. Но мне жить осталось всего ничего, а вот память жить должна. Чтобы этого больше не повторилось...

Дед откашлялся:
- Я тогда совсем малой был, но все помню. Папку на фронт забрали, немцы нас оккупировали, но не лютовали, вообще редко у нас появлялись. Рядом с нашим селом были поле, речка, а в нескольких километрах, в лесу, приют безумных был - сумасшедший дом. Туда несчастных со всей округи отправляли. А когда война началась, и с нашего села пациентов прибавилось. На моих глазах только пять человек с ума сошли, когда им похоронку вручили... И мою семью это горе не миновало. У моей двоюродной тетки Мани два сына в танке сгорели. Она и тронулась головой. Пришлось мамке ее в богоугодное заведение сдавать. Так вот, пошли мы с матерью однажды тетку проведать. А нам навстречу немцы с автоматами. Дали понять, чтобы мы сюда больше не приходили, здесь нынче секретный объект.

Позже про это всем доходчиво объяснили. Только секрет секретом, но как что-то в селе утаить можно? Нет-нет да и доходили слухи, что творится в больнице что-то странное. Кто-то видел, как в лесу немцы людей куда-то вели. Шли эти люди странно - кто покачивался, кто ноги волочил, кто-то вообще ползал. Потом прокатился слух, что несколько немецких офицеров в бешенстве врачей перестреляли. Ну, мы подумали, слухи же, тем более война, никого уже убийствами не удивить. Однако через некоторое время наш конюх Василий как-то поздно из соседнего села возвращался, как раз по дороге шел, что в приют безумных вела. Видит - немец идет, пошатываясь. Холодно было, а немец голый. Василий испугался, но человечность в нем взыграла. Решил он, рискуя жизнью, помочь фрицу.

Довел бедолагу до психушки - а куда еще? Едва Васька подошел, немцы засуетились, закричали. Василий понял, что искали они этого беглеца, говорил, что некоторые из охраны от испуга оцепенели. Как он сам признавался, нутром почуял - нехорошее там что-то происходит. Когда война закончилась, и можно было гулять везде без страха смерти, мы с пацанами первым делом в приют безумных ринулись. Да только не нашли ничего, словно там и не было никого. Так что моя тетка сгинула бесследно, как и остальные. Позже там роддом сделали, потом больницу.

А в конце 60-х все закрыли после одного случая. Сказывали, якобы врачей не хватает, оборудования. Но брехня это. Люди там умом трогались. Один хирург на дежурстве остался. А когда утром его менять пришли, обомлели. Врач сидел голый, а перед ним пациент с распоротым брюхом. Хирург печень несчастного сжимал и разжимал, словно губку. В те годы, конечно, об этом умалчивали. Это я тебе про свихнувшихся рожениц не рассказал, да про младенцев, которые уже в утробе с приветом были.

Откуда я это узнал? Что-то сам видел. Что-то узнал благодаря служебному положению. Я пошел в военные, дослужился, имел доступ к разным документам. И все-то мне покоя не давала эта история. Кое-как нашел я свидетельства, рисковал, не для моих глаз те документы были. Узнали бы - на месте расстреляли. Так вот, сынок, страшные дела тут творились. Ты же знаешь, что немцы в годы войны большой прорыв в медицине совершили. А все почему? Потому что на пленных мастерство оттачивали. В наших краях с пленными дела не очень обстояли, мирное население фашисты особо не трогали. Потому и брали умалишенных для опытов. Они же все равно их за людей не считали. И то, что вытворяли немцы с несчастными, даже описать нельзя.

Вот с тех пор я в Бога и не верю. Если бы Он был, разве допустил бы такое? С живых кожу сдирали, в лед руку надолго клали, а потом с силой ударяли об стол так, что рука вдребезги разбивалась, как ваза. Хлор по венам пускали, женщин с животными сношаться заставляли. А ты говоришь, почему я курю! И это только малая часть зверств. От трупов немцы ушло избавлялись - потому и нет свидетельств их преступлений, кроме как бумаг, которые я читал.

Да только после войны здесь странности мистические стали происходить, и я тому свидетель. Закрыли приют безумных, а слава дурная осталась. Кто здесь оказывался, случайно ли, с умыслом - умом трогались в лучшем случае. В худшем - прям там и умирали. Видимо, души страдальцев и после смерти мучаются, и мстить не знают кому, потому и забирают разум у всех, кто рядом оказывается. Так что, сынок, повезло тебе. А дружка твоего жалко, но что поделать. Судьба...

Я уезжал из деревни с тяжелым сердцем. Наверное, цинично звучит, но даже прошлая ночь померкла по сравнению с тем, что пришлось пережить тем несчастным. Витек так и не смог прийти в себя. Время от времени я его навещаю, а он только просит меня отвести его к Ладе...

Максим

, , , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.

Adblock
detector