Журнал Планета Эзотерика
Назад

Перстень

Опубликовано: 06.11.2020
Время на чтение: 2 мин
0
50
Перстень.

Перстень немецкого офицера оказался с "начинкой" - в нём была заточена его душа. А ночью она могла проявляться в нашем мире...

Мы с Танькой выросли в одном дворе. Она родилась в четырёхкомнатной квартире, уставленной роскошной мебелью. Дорогая хрустальная люстра мелодично позвякивала, чтобы девочка видела сказочные сны. Её папа, директор мясного комбината, души не чаял в доченьке. Мама, завуч общеобразовательной школы, пушинки сдувала с родного дитя. И казалось бы, девочка должна вырасти «мажором», белой и пушистой, отличницей в школе, институт с красным дипломом и замуж за перспективного молодого человека.

А вот и нет. Что за бес вселился в ребёнка - никто не знал. Танька пропадала во дворе целыми днями. Играла с мальчишками в войну, лазила по крышам старых гаражей, дралась, когда это было нужно. За то и уважали её местные хулиганы, даже можно сказать, побаивались. В школе училась средне, дерзила учителям. Мальчишки из старших классов считали Таньку своим парнем.

Когда же она в восьмом классе неожиданно начала расцветать, как юная яблонька, что даже взрослые мужчины провожали её взглядом, никто из ребят так и не рискнул увидеть в ней красавицу девушку. В десятом, когда Танины сверстницы вовсю мусолили тему любви, она, побрившись наголо, прибилась к «скинхедам». В пятнистой униформе и берцах участвовала в уличных драках. И надо сказать, это не плохо у неё получалось: два года в клубе рукопашного боя не прошли даром. Однако, к родителям относилась ласково, с нежностью. Те уже и рукой махнули: не хочет в институт, так хоть бы занятие себе какое подобрала достойное девушки.

Истории Уральской глубинки

И слава богу, вроде, стала выходить из неё мальчишечья вольница. Девушка стала становиться той, что предназначено ей природой. Улыбчивая, с лучистыми зелёными глазами и умопомрачительной фигурой она притягивала, как магнит, знакомых и незнакомых юношей, но в любви ей признаться смельчаков не нашлось. Танькино прошлое давало о себе знать.
Сидеть на шее у родителей Татьяна не могла себе позволить и влилась в нашу компанию. Пять парней, в том числе и я, занимались бизнесом, если можно его назвать таковым. В народе нас называют «черви». В средствах массовой информации величают «чёрные копатели». На местах сражений Отечественной войны осталось очень много «железа»: это и оружие, и награды, и ещё много всего, за что разного рода тёмные личности готовы платить не малые деньги. Работа увлекательная, азартная. За сезон можно сколотить хорошую сумму и купить, скажем, неплохую иномарку.

Татьяна обузой нам не была, наоборот: с её приходом дела наши пошли в гору. Она умела работать с картами, с архивами, главное – её интуиция, в наших кругах это называется «чуйка». Безошибочно находила места, где копать не впустую. Отношения с ней у всех были товарищеские, хотя, конечно, каждый был тайно в неё влюблён, но не подавал виду. Я не был исключением и готов за неё хоть в огонь, хоть в воду. Но история эта не о наших чувствах, а о том, что если бы я не был очевидцем происходящего, ни за что и никогда бы не поверил, потому что такого просто не может быть.

ЧИТАТЬ  Дочь мольфара - найти и расстаться

В этот день нам повезло: мы откопали немецкий блиндаж. Проржавевшее оружие ценности уже не представляло, а вот на костях офицера, в кобуре, неплохо сохранился «Вальтер», наградной крест и перстень тонкой ювелирной работы, как новенький поблёскивал драгоценным камнем. Наверное, офицер был знатного германского рода, на перстне красовались корона и буквы SB.

Я снял его с костяшки пальцев, повертел в руках - да, дорогая штуковина.
– Это Таня тебе, а нам «Вальтер» с крестом, – я посмотрел на ребят - все согласно закивали головами.
Татьяна протёрла спиртом трофей: камень заиграл на солнце лучиками. Она улыбнулась и надела его на средний палец левой руки. Удивительно то, что крупный мужской перстень вдруг, казалось, уменьшился в размерах, а мутный камень стал зеленеть. У меня появилось какое–то неприятное предчувствие.
- Танюха, сними его к чёрту, красивая вещь, конечно, но на твоём пальце он как верёвка на шее приговорённого.
Татьяна полюбовалась ещё немного камушком и попыталась снять. Перстень сидел на изящном девичьем пальце как влитой. Все наши усилия снять его оказались неудачными.

Самый молодой из нас, паренёк Ильюшка, предложил угомониться.
– Ребята, оставьте эту роскошь на её красивом пальчике, вы только посмотрите, как он ей идёт. И совсем не видно, что он мужской, пусть будет оригинальным женским украшением. Ты, Таня, сама–то как чувствуешь, комфортно или жмёт?
- Я его вообще не чувствую, как будто на пальце ничего нет.
- Странно, так быть не должно, перстень всё–таки, - засомневался я.
- Да у тебя самого на него глаз горит, вот и странно тебе, - засмеялись ребята.

Удача нам в этот день сопутствовала: нашли три серебряные ложки и ещё много чего по мелочам. К вечеру разъехались по домам. Когда я прощаясь жал руку Татьяне мне показалось, что в глазах её загорелись какие–то неестественные огоньки.
– Устал наверное, - потряс головой и сказал девушке, - пока.
Она, как–то странно улыбнулась и ответила:
- «Ауфвидерзейн».

Утром на условном месте, где мы всегда собирались, Таня не появилась. На телефонные звонки не отвечала.
- Парни, что–то с Танюхой случилось, привычки опаздывать у неё нет.
Решили, что я пойду к ней и разузнаю, что к чему. Остальные едут копать: день хороший, терять жалко.

Я позвонил в дверь и опять почувствовал неприятное ощущение в солнечном сплетении, как перед дракой - что–то с Таней не так. Я простоял возле двери два часа, не переставая звонить – дверь девушка мне так и не открыла.

А спустя час, сама позвонила по телефону:
- Игорь, я не знаю, что со мной творится, быстрее приходи.
Когда я поднялся на её этаж она стояла у двери: бледная, испуганная и уставшая.
- Игорёк, только об этом – никому. Всё началось в двенадцать ночи. Я только закрыла книгу – люблю почитать перед сном, выключила свет. И чуть не закричала: кто–то, вернее чьи–то руки начали ласкать моё тело. А я ничего не могу сделать, мои руки, как верёвками, привязаны к койке. Чьи–то губы страстно впиваются в мою шею, целуют грудь, плечи, – Таня посмотрела в мои глаза, - только не смейся, Игорь, мы вместе росли, ты мне как брат, ты веришь мне? С психикой у меня всё нормально.

ЧИТАТЬ  Омут

- Раз ты говоришь, значит так и было. Только что это такое? Может, правда, к врачам обратиться?
- Какие врачи! Я совершенно здорова!
- Дальше что было?
- А дальше страх прошёл и я успокоилась. А он, этот невидимый, прижался ко мне, обвил руками и как будто уснул. Я даже тепло его тела стала ощущать и как бьётся его сердце. Пришло утро - как ничего и не бывало. Родители ушли на работу, а меня сон свалил. Проснулась и тебе сразу стала звонить.
- Так может тебе это всё приснилось, - заулыбался я. – Ты ж всё–таки девушка, женщина, пора хоть во сне ею побыть.
- Прекрати! – закричала Татьяна. – Я у тебя, как у брата, помощи прошу, а ты..
- Прости, Тань. А может такого больше уже не повториться?
- Ладно, Игорь, иди. Ребятам скажи, что приболела.

На следующий день она опять не пришла. Мы всей бригадой решили сделать выходные на время болезни Татьяны.
Опять, в то же время она позвонила мне - я жду тебя.
- Игорь, опять всё то же самое. С двенадцати ночи и до утра. Только он становится настойчивее, мне кажется, он хочет меня как женщину, – Татьяна улыбнулась, опустила глаза, - самое плохое, стыдно об этом говорить, но мне приятно, что он делает со мною.
- Я понял! Всё дело в перстне! Через него офицер этот, эта немчура, обладать тобою пытается!
- Да, наверное так, - Таня начала тереть перстень, пытаясь снять.
- Собирайся, едем к моему знакомому, он мастер на все руки и с перстнем справится, – я торопил девушку, так хотелось поскорее избавиться от этого дьявольского украшения.

В мастерской Николая Михайловича, моего знакомого, нашлись все необходимые инструменты чтобы снять перстень. Через пять минут он лежал на моей ладони, камень опять приобрёл мутный цвет.
А потом мы сидели с Таней в кафе, говорили о том, что всё хорошо, что хорошо кончается. Она стала делиться со мной планами на будущее.
- Прав папа – мне нужна другая работа и институт закончить надо заочно, – потом Татьяна засмеялась, потрепала локоны своих волос и продолжила, – Выйти замуж и родить ребёнка.
- Только не от немецкого офицера, - пошутил я.
- От того, кто меня будет очень, очень любить.
- Зачем его искать где–то? Ведь он находится рядом с тобой...

Анатолий Медведев

, ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.

Adblock
detector