Журнал Планета Эзотерика
Назад

Кто и зачем подменил мою семью

Опубликовано: 14.07.2020
Время на чтение: 7 мин
0
17
Кто и зачем подменил мою семью

Уже долгое время я пытаюсь понять и узнать - кто и зачем подменил мою семью? Если у вас есть похожие случаи, напишите на этот сайт. Я хочу знать права ли я? Или может действительно схожу с ума?

Я чертыхнулась, глядя на часы. Опаздывать нельзя! Сегодня надо было показать клиенту квартиру. Он хотел посмотреть еще раз, прежде чем решиться на покупку. Это означало прибыль для агентства и комиссию для меня.

- Паша! - громко позвала я.
Из спальни вышел сонный муж.
- А ты, лисенок, еще дома? - спросил он, протирая глаза.
- Проспала, - смущенно призналась я. - У меня встреча с клиентом. Отвези Дашку в детский сад.
Павел задумчиво почесал затылок.
- Так я с ней останусь. У меня сегодня выходной... - заметил он.
- Не в том дело, - объяснила быстро. - Сегодня в детском садике утренник. Дашка нам не простит, если не сможет выступить. Она готовилась целый месяц.
- Да, дело серьезное, - улыбнулся Паша и подал мне пальто. - Не волнуйся, отведу. А ты беги.
- Спасибо, - я на ходу чмокнула его и выскочила из квартиры.
- И не переживай так, лисенок! Это всего лишь работа! - крикнул он вслед. - Все будет хорошо!

Конечно, легко ему говорить. Сидит себе на госслужбе, никто не контролирует количество или качество выполненной им работы. А мой доход напрямую зависит от цен на квартиры, которые я сумею продать. И намечалась сделка, которая существенно поправила бы наш бюджет. Я знала, что пока не подпишу договор - не успокоюсь.

Опаздывать было никак нельзя! На этой сделке я должна заработать

Отогнала прочь эти мысли и повернула ключ в замке зажигания нашей старенькой «Хонды». Движок завелся сразу, что немало порадовало. Но когда открыла гараж и выехала на улицу - погрустнела.
Снег валил так густо, что, несмотря на включенные дворники, я почти не видела дороги. А ведь предстояло проехать полгорода, причем очень быстро.

Когда мне удалось выехать с забитых улочек спального района, снегопад немного стих. Я вдавила педаль газа. Понимала, конечно, что это рискованно, но речь шла о крупном контракте. Отмахнувшись от доводов рассудка, понадеялась на удачу.

Чудом добралась до места целой и невредимой. К счастью, не только меня задержали плохие погодные условия. Когда я уже парковалась, позвонил клиент и сказал, что из-за метели опоздает на полчаса. Жаль, что не позвонил мне раньше. Я бы так не гнала. Ну да чего уж там... Достала бумаги, привела их в порядок, чтобы они были готовы к прибытию клиента.

Истории про непознанное

Мужчина явился, как и обещал, через полчаса после назначенного времени. Я еще раз провела его по квартире, ответила на все вопросы, и... все было решено!
Довольная, позвонила в агентство.
- Все, клиент созрел! Квартиру покупает! Только что договорились! - гордая собой, сообщила я.
- Молодец! - обрадовалась моя начальница. - Я думала, нам еще долго придется искать покупателя. А ты прям сходу все сделала...
- Мне повезло, - засмеялась я.
- Ладно, не скромничай, - ответила она. - Можешь сегодня в офис не приезжать. Заслужила отгул!
Я посмотрела на часы. Было около одиннадцати. Утренник начинается через полчаса. Можно успеть!

«Устрою дочурке сюрприз: приеду посмотреть на ее выступление», - подумала я.
Завела двигатель и нажала на газ, снова понадеявшись на удачу. Но на этот раз мне не везло. Я долго простояла на светофоре в пробке. Рассчитывала, что когда зеленый свет загорится в четвертый раз, смогу проехать. Но только подъехала к перекрестку и стала первой в ряду, как зажегся красный.

Уже загорелся красный свет, но я решила проскочить перекресток

«Проскочу!» - решила я и вдавила педаль газа. И только через секунду до меня дошло, что на пересекающей дороге уже зеленый. Но было поздно. Резко ударила по тормозам, однако на скользкой дороге машину закрутило, и какой-то грузовик влетел в бок моей «Хонды»...

Дальше все смутно, как в тумане. Моя машина выскочила на обочину, чудом разминувшись с фонарным столбом. Резкая боль в шее и голове... Шевелиться больно. Какие-то крики, шум - словно издалека. Когда меня вытащили из машины, я поняла, что пальто липкое от крови. Вот тогда испугалась по-настоящему, хотела закричать, но горло издавало какие-то хрипы. Я провалилась в темноту...

Сперва появились звуки, потом - характерный запах лекарств и дезинфицирующих средств. Значит, я в больнице. Воспоминания были смутными. Чтобы разлепить тяжелые веки, пришлось приложить усилие. Свет лампы больно резанул по глазам. Я машинально заморгала и пошевелилась.
- Валюша, - послышался смутно знакомый мужской голос.

Я медленно повернула голову и сконцентрировала взгляд на двух фигурах, стоявших у кровати.
- Ну как ты? - повторил мужчина.
Я посмотрела на него, потом на стоявшую рядом девочку. «Я их не знаю, это точно. Так зачем они пришли ко мне?» - подумала я.
- Кто... вы такие? - спросила я.
На лице мужчины появилось беспокойство, а девочка заплакала. Я не понимала, что происходит, поднялась, села в постели. От этого закружилась голова, и я снова провалилась в темноту.

Когда очнулась в следующий раз, рядом со мной сидела медсестра.
- Ко мне кто-то приходил? - с трудом произнесла я.
- Ваш муж и дочка, - ответила она. - Ушли час назад, потому что малышка плакала не переставая.
Я вспомнила ту пару у моей постели. «Странно, что я их не узнала... Может, это последствия аварии?»
- А водитель? Который был на грузовике? — нервно спросила я. - Что с ним? Он жив?
- Он отделался легким испугом. Не то что вы... - добавила она.

- Да, вас зацепило, - подтвердил врач, вошедший в этот момент в палату. - Пришлось вас основательно подштопать. В утешение скажу, что вам очень повезло!
- То есть? - заинтересовалась я.
- Вы довольно сильно ударились головой. Чудо, что с вами ничего серьезного не случилось, - добавил он жизнерадостно.
- Ничего? - изумилась я. - Доктор, я едва шевелюсь! Сами же сказали - штопали основательно. Голова раскалывается так, что думать больно, и все тело ноет!
- Зато вы живы, - веско заметил он. - Ладно, отдыхайте, набирайтесь сил. А еще лучше - поспите!

И я заснула. А во сне увидела ту пару, стоявшую у моей постели, когда я пришла в себя.
Вдруг у самого уха раздался тихий... словно металлический голос: «Все совсем не такое, как тебе кажется, Валентина...» Тут я проснулась. Дышала с трудом.
Все тело покрылось ледяной испариной. Прикрыла глаза, попыталась заснуть, но тот шепот все еще звучал в моей голове.

На следующий день Павел и Даша пришли меня проведать. В этот раз я их узнала сразу.
Дочь принесла для меня открытку с пожеланиями выздоровления, муж - цветы и корзину соков и фруктов.
- Спасибо! - я была тронута.
- Не за что, милая, - ответил Паша и нежно поцеловал меня в лоб. - Ты должна как можно быстрее выздороветь и вернуться к нам. Мы с Дашкой очень скучаем по тебе!
Я оперлась на подушку, потому что голова болела ужасно. Прикрыла глаза, чтобы передохнуть.

И тут возле уха раздался знакомый металлический шепот: «Все не такое, как тебе кажется. И они тоже...»

Я мгновенно села, посмотрела на родных. Павел и Даша стояли рядом спокойные, улыбающиеся. Но все равно что-то было не так...
А приглядевшись внимательнее, поняла, что именно не дает покоя. Я не чувствую при общении с ними любви и радости, которые всегда согревали при встрече с близкими! От них веяло холодом...

В палату вошла сестра.
- Вы еще тут? - спросила она.
- Можно нам остаться здесь?
- Даже не просите! Не положено! Время посещений закончилось, а вам, моя милая, - она повернулась ко мне, - нужен отдых.
Дашка тут же бросилась мне на шею, муж нежно поцеловал в щеку, и они ушли. Я поймала себя на мысли, что испытываю облегчение: с ними было как-то не по себе. Дни в больнице разнообразием не отличались. Сдача анализов, осмотры, процедуры...

Мое состояние постепенно улучшалось. Даже головная боль появлялась все реже и вскоре совсем прошла.
Через две недели врач сказал:
- У меня хорошие новости. Завтра вы можете вернуться домой!
Я натянуто улыбнулась, но в глубине души вместо радости почувствовала лишь непонятный страх.

В день выписки за мной приехали Павел и Даша.
- Мамочка, мы сейчас тебя заберем домой! - воскликнула малышка, подбегая к моей кровати.
- Не так быстро, дорогая, - подошел Паша и погладил девочку по голове. - Надо еще подождать выписку.
Эти формальности заняли немного времени. Через полчаса мы втроем сели в машину мужа.
- Тебе не страшно ехать на машине? - спросил Павел.

Я отрицательно помотала головой. Несмотря на случившуюся аварию, не испытывала страха. Так что могла без проблем садиться в машину, ехать. Меня пугало то, что должно было случиться потом.
Дома меня ждала вечеринка-сюрприз. Муж позвал всех родных и близких отпраздновать мое выздоровление. Все были счастливы, что я жива и здорова, советовали быть осторожнее. Когда вечеринка закончилась, я буквально с нот валилась от усталости.

На следующий день меня разбудило прикосновение мужа.
- Дорогая, я иду на работу... Дашка еще спит... Я обещал, что сегодня она не пойдет в детский сад. Вам будет полезно провести немного времени вместе, - прошептал он, нежно поцеловав меня в лоб.
- Угу... - протянула я сонно.
Я была рада тому, что у меня месяц больничного и не нужно вставать рано. Блаженно перевернулась на другой бок и снова погрузилась в сон. Откуда-то издалека донесся металлический шепот...

Я проснулась и открыла глаза. Прямо перед моим лицом причмокивали маленькие карикатурно искривленные губы. Я вскрикнула и вскочила с постели. И только тут до меня дошло, что это Даша. Она, скорчив недовольную рожицу, устроилась рядом с подушкой.
- Мамочка, поиграй со мной! - попросила дочь, бросая на постель Пушистика, любимого мишку.
- Сейчас, секундочку... - ответила я, пытаясь прийти в себя.

Накинула халат, потом подняла Пушистика с постели. Только теперь я обратила внимание, что у плюшевого медвежонка странно согнута лапа, и он весь в бинтах.
- Интересно, а что это случилось с твоим медвежонком?
- Он попал в аварию... Как ты... - безразлично ответила девочка.
Я вздрогнула. Сразу расхотелось находиться с ней в одной комнате.
- Мне надо приготовить завтрак, - сказала быстро. - Идем, дорогая, поставлю тебе мультики.

Раньше я всегда сердилась, когда Паша покоя ради включал ребенку телевизор. Теперь сама с удовольствием бы усадила Дашу перед экраном хоть на целые сутки.
Когда дочери нашлось занятие, она наконец оставила меня в покое, а я, натянув спортивный костюм, пошла на кухню. Все тело сотрясала нервная дрожь. Я поняла, что боюсь. Но ведь глупо же боятся неведомо чего, как порой боишься, когда облака вдруг закрывают солнце или когда слышишь тихие звуки, идущие непонятно откуда...

Руки тряслись так, что я еле держала нож. «Успокойся! - твердила себе. - Это всего лишь Дашка, моя маленькая девочка». И хотя мысленно повторила эту фразу раз сто, все равно чувствовала в ней фальшь. Однако мне удалось взять себя в руки настолько, что я смогла нарезать хлеб.
- Мне скучно! - раздалось вдруг за спиной. - Поиграй со мной!
Я вздрогнула, нож выскочил из руки, глубоко порезав палец.

Как можно спокойнее я открыла аптечку, достала кусок бинта и перевязала окровавленный палец. Потом повернулась к ребенку.
- Ты же смотрела мультики, - тихо произнесла я, стараясь говорить мягко.
- Они скучные... — заявила Даша и вдруг уставилась на марлю, на которой проступало красное пятно.
Меня беспокоил этот взгляд.
- Даша, ты можешь так ко мне не подкрадываться? - попросила, едва не срываясь на истеричный крик.

Она оторвала взгляд от бинта и скривила губки.
- Нет! - заявила резко. - Мне скучно! Поиграй со мной!
В этот раз Пушистик оказался на столе. От вида обмотанного бинтами мишки меня затошнило. Прижимая бинт к окровавленному пальцу, я взяла дочь за руку и повела в комнату, потом вынула из шкафа большую коробку с конструктором. Лицо Даши засияло. Содержимое коробки оказалось на полу, и малышка начала строить башню.

Это зрелище успокаивало, потому что дочь снова показалась мне нормальным ребенком. Со вздохом облегчения я побежала в ванную, обработала рану, вернулась в комнату. Даша уже выстроила башню.
- Умница! - я похвалила дочь. - Молодчинка!
Заметив что я рядом, малышка улыбнулась, взяла в руки машинку, а потом... ударила ею о башню, которая тут же рухнула на пол, с грохотом завалив машинку.
- Авария... - сказала Даша, пристально глядя мне в глаза.

Я оцепенела. В ее взгляде было что-то чужое: необъяснимое, равнодушное, нечеловеческое...

Я больше не могла этого вынести. Одела ее в теплую курточку, накинула пальто и отвела в детский сад, сказав, что у меня срочное дело. Оставив ребенка, я испытала настоящее облегчение. Мне стало ясно, что происходящее с Дашей - ненормально. «Не может быть, чтобы пятилетняя девочка вела себя таким образом... Надо поговорить с Пашей, надо что-нибудь с этим делать», - решила я. Незадолго до возвращения мужа с работы я забрала дочь из садика. Она вела себя абсолютно нормально - смеялась, пела, как любой ребенок в ее возрасте.

Но мне казалось, что все эти игры - притворство, для того чтобы обмануть меня, других и... скрыть правду.

- Паша, надо поговорить! - сказала я, едва муж переступил порог.
- Сейчас. Я с ног валюсь... - заявил он. - А что у нас на ужин?
Боже! Из-за переживаний я совсем забыла что-нибудь приготовить!
- Пашенька, я пыталась готовить, но из-за этого вывихнутого запястья не могу ничего делать. Вот палец порезала, - солгала быстро.
- Бедняжка, - ответил Павел и достал телефон. - Ну хорошо, закажем что-нибудь вкусненькое...

Я пошла в комнату. Краем глаза заметила Дашу. Она сидела на ковре и играла с мишкой. Бинты исчезли. Я улыбнулась ей, она тоже ответила улыбкой. «Может, все это мне привиделось?» - подумала я. Вдруг услышала какой-то странный шум в спальне. Бросилась туда, но там никого не было.
- Я схожу с ума, - прошептала и взялась за ручку двери.

И тут неожиданно почувствовала тяжесть на плече. Словно кто-то оперся на меня. А потом в голове раздался знакомый шепот: «Притворяется... Они все притворяются!» Я застыла в ужасе. Не знаю, сколько так простояла. Две минуты? Пять? Из оцепенения меня вывел звонок домофона.
- Дорогая, ты примешь заказ? - спросил Павел.
Я пошла открывать дверь...

После ужина муж уложил Дашу спать. Я с нетерпением ожидала, пока он вернется. Надо было рассказать ему о сегодняшнем, о своих подозрениях и о том, что у меня в голове звучит голос. Только муж мог мне помочь...
- Дашка уже спит, - сказал Паша, входя в комнату. - Выкладывай...
- Хорошо, - улыбнулась робко. - Дорогой... - начала я и замолчала.
То напряжение, которое я испытывала рядом с дочерью, присутствовало и сейчас рядом с Павлом. Чтобы не выдать себя, отвела глаза. На стене была тень. Раздутая и уродливая, словно голова дракона или какой-то чудовищной змеи. Я обмерла от ужаса. Мой муж...

Человек в принципе не может отбрасывать такую тень! Колоссальным усилием воли оторвала от нее взгляд и уставилась на Павла или на что-то, казавшееся им. Существо выдавали глаза: коварство и враждебность - вот что я увидела. И резко отшатнулась от мужа.
- Что-то не так? - спросил он, словно догадываясь, что я начинаю подозревать. - Ты побледнела.
- Нет, ничего. Просто устала. Думаю, это еще отголоски аварии...
- Бедняжка, - ответил он, и нежность в его голосе казалась естественной. - Тебе надо больше отдыхать. Что скажешь, если я завтра сам отвезу Дашу в детский сад? Тебе лучше полежать и набраться сил, чем бегать за ней, правда?

Я облегченно вздохнула, потому что уже сама мысль о том, что мне снова придется остаться с этой девочкой вдвоем, ужасала.
- Ну, раз ты считаешь, что это мне поможет... - сказала я с притворным безразличием.
- Тогда решено, - улыбнулся муж.
Мы поговорили еще немного, и под каким-то предлогом я вышла из комнаты и закрылась в ванной. Умылась ледяной водой, похлопала себя по щекам. Мне почти удалось успокоиться. Я чувствовала, как отступает холодный ужас, как уходит дрожь, как высыхает противный липкий пот. Но едва представила, что придется лечь в постель с этим существом, прикидывающимся Павлом, снова началась истерика.

«Если оно ко мне прикоснется, я закричу... И буду кричать не переставая... Но ведь тогда оно поймет, что я догадалась...» А что будет потом, даже страшно представить! Господи, помоги мне! Нельзя себя выдать... Чтобы хоть как-то справиться с охватившим меня животным ужасом, я изо всех сил ударила рукой по стене. Резкая боль в вывихнутом запястье сразу отрезвила. Повернулась к зеркалу... Женщина, отражавшаяся там, выглядела как сумасшедшая: всклокоченные волосы, дрожащие губы и неестественно расширенные от страха зрачки. Неужели это я?

«А что если все мои страхи совершенно беспочвенны? - промелькнула мысль. - Если это все лишь бурная фантазия?! Воображение расшалилось. И я еще не оправилась после аварии... Дашка очень впечатлительный ребенок - вот откуда ее забавы. А уж тень на стене легко объяснить игрой света. И муж, и дочка беспокоятся обо мне, отсюда и пристальное внимание...» У меня вырвался вздох облегчения. Еще раз умылась холодной водой, причесалась и вышла из ванной.

В спальне свет уже не горел, и я тихонько легла в постель, чтобы не разбудить Пашу. Но он не спал.
- Я скучал по тебе... - прошептал он, проводя рукой по моему бедру.
Я стиснула зубы. Сердце бешено колотилось. Я не хотела этого... Павел снял с меня рубашку и начал целовать мою грудь.
- Я тебя хочу, - просипел он и просунул свой язык мне в рот.
Я вздрогнула. Это был не мой муж! Сомнения отпали. Родной, любимый Пашка не вел бы себя так. Его ласки были нежными и приятными. Они никогда не наполняли меня ужасом... Как сейчас.

Муж оперся на руки и склонился надо мной. Я поняла, что он собирается сделать и сжала ноги, но он резко развел их своим коленом.
- Что такое? - засмеялся Павел. - Хочешь поиграть, да? Будь послушной девочкой.
- Рука... - простонала я. - Болит... Пожалуйста, только не сейчас...
- Шутишь? - заворчал муж нетерпеливо. - Я столько ждал, а ты...
- Мне больно! - повторила я с нажимом, едва Паша снова склонился надо мной.
- Хорошо... Спокойной ночи... - сказал, повернувшись спиной.

Он явно разозлился, но, по крайней мере, я смогла избежать приставаний. В ту ночь долго не могла заснуть. Разглядывала в темноте знакомый силуэт мужа. Все мое тело затекло, я очень боялась пошевелиться. Вдруг он проснется и захочет заняться со мной сексом?

Но на следующее утро проснулась веселой и отдохнувшей. Воспоминания вчерашнего дня показались мне кошмаром, который не имеет отношения к реальности. Я накинула халат и прошлась по дому. Даша и Павел уже ушли.

В комнате малышки царил привычный беспорядок: на столе валялись разбросанные мелки и раскраски, на полу - куклы и мишка. Навела порядок, собрала все игрушки и пошла на кухню. На холодильнике висела записка от мужа: «Я отвез Дашку в детский сад. Прости, что вчера так настаивал, просто я соскучился. Люблю тебя! Паша».
Да, такую записку мог написать только мой Пашенька. Я обрадовалась и взяла телефон.
- Нашла твою записку. Спасибо, любимый, - сказала я.
- Отлично! - услышала я голос, который, вне всякого сомнения, принадлежал моему мужу. - Отдыхай, Валюша. Увидимся вечером.

Весь день я летала, как на крыльях. Убралась в квартире, посмотрела комедию, потом приготовила роскошный ужин. Когда послышался скрежет ключа в замке, побежала встречать своих близких.
- Привет, мамочка! - воскликнула Даша, вбежав в прихожую.
Она радостно мне улыбнулась, только в ее взгляде появилось что-то зловещее и чужое.
- Ты прекрасно выглядишь, дорогая, - сказал Павел, точнее - кто-то, ужасно на него похожий.
Я отступила на шаг, зацепилась за порожек и упала.

- Надо быть осторожнее, а то поранишься, - услышала я.
В этих словах прозвучала угроза, а не забота. Непроизвольно по моим щекам потекли слезы.
- Больно? - спросила девочка с дьявольской ухмылкой.
- Нет... - простонала я, поднялась и зашла в ванную.
«Кто-то подменил моих близких», - осознала я и горько разрыдалась. Понятия не имела, почему это произошло. Ведь мы были обычной семьей. Никому не мешали, никого не обижали. Почему именно мы? Кому это понадобилось? И зачем?

Потом вспомнила странное поведение дочери. Ее нечеловеческие гримасы, лишенный чувств взгляд. «А если... если это совсем не люди?» - пришло вдруг в голову, и я снова расплакалась.
Когда мне, наконец, удалось успокоиться, я вышла из ванной и села за стол. Павел и Даша смотрели на меня с безразличием.
- Порядок? - спросил псевдомуж.
- Да, - солгала я. - Эта рука. Медленно заживает, все время болит.

Следующие дни стали настоящим кошмаром. Они... чужие... контролировали каждый шаг, смотрели, что я делаю, задавали странные вопросы. И постоянно следили.

Временами было не просто страшно - меня охватывал ужас. После недели такой жизни я не выдержала. Пошла в полицию и, краснея и путаясь в словах, рассказала, что со мной случилось.
- Не знаю, кто они такие и что им надо, - объяснила я, плача. - Но я боюсь. За себя и своих близких.
- Ясно, - протянул дежурный.

Я вдруг поняла, что он смотрит на меня, как на сумасшедшую.
- Это чистая правда! - повторила я с нажимом. - Я знаю, что это звучит как бред... Но так все и есть...
У меня дрогнул голос, я зарыдала и схватила полицейского за рукав.
- Знаете... я чувствую себя героиней фильма ужасов. Только все происходит на самом деле! Прошу вас, помогите! Умоляю!

Лицо дежурного выражало участие. Я понимала, что он не поверил, но мои слова не оставили его равнодушным. А это уже кое-что.
- Подождите здесь. Посмотрю, что можно сделать, - сказал он.
И я сидела, наивно полагая, что он действительно хочет мне помочь. Но спустя час, увидев в дверях кабинета лже-Павла, поняла, что милиция на их стороне. Эти чужие существа и ментов подкупили! Значит, выхода нет...
Я не могла позволить им приблизиться ко мне. Схватила бритву и провела лезвием по запястью
- Ох, Валя, что же с тобой творится? - сказал псевдомуж. И обратился к предателю в погонах: - Жена еще не до конца выздоровела.
Я тихо заплакала от бессилия.
- Идем, Валюша, - Павел опустил руку на мое плечо. - И не делай так больше... Ради своего же блага, - закончил он зловеще.

Когда мы пришли домой, «родные» попытались уложить меня в постель - чтобы я отдохнула. Я не хотела мириться с тем, что чужаки будут руководить моей жизнью. Но я ведь себя выдала, показала им, что обо всем догадываюсь.
- Кто вы такие?! - крикнула я, отбежав на безопасное расстояние.
- О чем ты говоришь? - удивился Павел, приближаясь ко мне.
В панике оглядела квартиру. На столе лежала бритва. Схватила ее.
- Ты и этот ребенок... - повторила я. - Кто или... что вы такое?!

- Валя, что с тобой? - испуганно спросил муж, но голос был чужим. Девочка начала плакать.
- Говори! - рявкнула я на Павла.
- Дорогая, отдай бритву, - сказал он слишком спокойно.
- Нет! Никогда! - заорала я.
Псевдомуж сделал шаг ко мне навстречу. Я понимала, что не могу позволить ему подойти, ни в коем случае нельзя дать ему приблизиться. Но смогла бы я их убить - тех двоих, так похожих на моих любимых? Нет, на такое я не способна! Тогда приложила лезвие к запястью и быстрым движением провела по нему.

Послышались вопли «родных». Видимо, им совсем не понравилось то, что произошло. Но я ликовала, ведь эту битву мне удалось выиграть. Кровь заструилась на пол, и я потеряла сознание... Очнулась в больнице. На левой руке была повязка. Попыталась пошевелиться, но поняла, что привязана. Стала кричать, но тут в палату вошел кто-то и сделал мне укол. Я мгновенно провалилась в сон.

Несколько дней провела, привязанная к кровати. Врачи кололи мне транквилизаторы. Когда перестала кидаться на них и орать, они стали со мной разговаривать.
- Мы подозреваем, что у вас синдром Капграса, - услышала я.
- Синдром чего? - переспросила я с недоверием в голосе.
- Это весьма редкое психическое расстройство. Больной считает, что его близких подменили. На первый взгляд, все совпадает. Внешность, тон голоса, поведение, но что-то не так... Вам знакомо это чувство?
- Знакомо... - ответила тихо. - Но только я уверена, что это не иллюзия... Я не сошла с ума, нет... Поверьте мне! Это правда!

Врач снял очки, протер их платочком и устало посмотрел на меня. «Наверное, он каждый день такое слышит», - подумала отрешенно.
- Никто и не говорит, что вы сошли с ума, - уверил меня он. - Вероятно, во время аварии произошла травма определенного участка мозга. Способность узнавать лица осталась хорошей, но вот эмоциональный отклик на близких людей отсутствует. Отсюда и нарушения... То есть вы не чувствуете любви и нежности, глядя на родных. Поэтому считаете, что их подменили.
- Звучит очень логично, - признала я недовольно. - Но... как мне узнать, что это правда?

- Что ж, сомнения останутся на какое-то время. Но вы можете расспросить близких о каких-то событиях до аварии, о том, что знаете только вы и ваш муж, например. Они все помнят, вот увидите...
- Это ведь еще ничего не доказывает, - вырвалось у меня.
- Да, но может помочь, - улыбнулся врач. - Поймите: это болезнь, и мы хотим вылечить вас.

Я заморгала. «Значит, больна? Просто больна?» - сначала такая мысль наполнила меня отчаянием, а потом... потом я подумала, что это к лучшему. Значит, с моей семьей все в порядке: ничего с ними не случилось, никто их не подменял. А проблема только во мне.
- Это лечится? - посмотрев на доктора, спросила я.
- Многое зависит от конкретных обстоятельств. Проведем терапию, пропишем лекарства. Это должно помочь, - заявил врач уж слишком бодро.
- Должно? - встревожилась я.
- Как я говорил, это очень редкое расстройство, поэтому сейчас трудно говорить о ваших шансах, но лично я рассчитываю, что ваше лечение будет успешным, - осторожно ответил доктор.

«Я сумасшедшая», - подумала, оставшись одна. И все же испытала облегчение. Все-таки всему есть рациональное объяснение! Я сосредоточилась на себе и на выздоровлении, ходила на терапию, исправно принимала все лекарства, надеялась, что теперь все будет хорошо. Прошло немало времени, прежде чем мне позволили встретиться с родными...

Был хороший солнечный день. Они пришли вдвоем - Павел и Даша. Выглядели обычно, почти как раньше, но все же что-то было не так.
«Это просто болезнь», - сказала я себе и вопреки внутреннему сопротивлению обняла девочку, и мы вдвоем прижались к Паше. Разговаривали обо всем и ни о чем. Дашка смеялась и баловалась, муж как всегда добродушно журил ее. Тем не менее меня не покидало впечатление, будто все это - просто фарс. Представление, которое псевдосемья разыгрывает специально для меня.

Я сжала кулаки. «Спокойно, Валя, только спокойно, - уговаривала себя. - Ты еще больна...» И тогда мне вспомнился совет доктора.
Я обняла Павла и попросила:
- Дорогой, ты можешь называть меня так, как раньше? Для меня это очень важно...
Муж посмотрел мне в глаза, а потом нежно поцеловал.
- Конечно, лисенок мой, конечно... - сказал он, а я вздрогнула.
Из-за плеча мужа я видела Дашу. В ее глазах не было и следа улыбки...

Валентина

, ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.

Adblock
detector