Журнал Планета Эзотерика
Назад

Необъяснимые смерти в 8 камере

Опубликовано: 19.04.2020
Время на чтение: 1 минута
0
42
Смертельная камера

Все в нашем ИТУ знали 8 - смертельная камера. Но он решил доказать, что это байки. Доказал.... обратное...

Строить драму из судьбы в моем окружении не принято. Если выпала участь какая, то и будь ей доволен. Поэтому я до сих пор отношусь философски к тому, что со мной произошло в армии.

Служил я во внутренних войсках, что уже само по себе звучит сомнительно. Более того, служба проходила в ИТУ, то есть в исправительно-трудовом учреждении, а попросту говоря - на зоне. Я охранял ШИЗО - штрафной изолятор. Отделение мое, как и положено, располагало парой десятков камер для нарушителей режима. Больше камер не требовалось, поскольку большинство людей разумны, даже если в их жизни случилось такое несчастье, как заключение. Люди в основном были самые обычные. Максимальный срок содержания в ШИЗО - 15 суток, но бывает и меньше.

Штрафной изолятор - самое тяжелое из наказаний в исправительных учреждениях. Он отличается от обычных одиночных камер. Там хотя бы разрешены краткосрочные свидания, посылки, передачки и бандероли, а здесь не забалуешь. Тем не менее иногда к нам попадали такие залетные, которым, наверное, с детства не везло, и даже на свет божий рождались они боком. Максимальная загруженность, которую я припоминаю, 12 камер одновременно. Больше не случалось, и в результате основные площади были не задействованы. В ряду одиночных камер дверь под номером 8 никогда не открывалась. Даже когда был тот перебор с двенадцатью заключенными одновременно, восьмая камера осталась пустой.

Умный человек исполняет приказ и не задает лишних вопросов. Это я потом уяснил окончательно, а тогда был еще молод, неотесан и не смог сдержать естественного проявления любопытства. Поинтересовался у старослужащего:
- Чего это восьмую не задействовали? В чем логика?
- Логика будет, когда я тебе по шее дам, - ответил старший товарищ и посоветовал не задавать вопросов.
Ну, что поделать, не задавать так не задавать. Однако однажды вечером старослужащие рассказали мне страшную историю восьмой камеры. Сами они, правда, ничего такого не застали, но товарищ старший лейтенант, получив ту ценную информацию из уст своего предшественника, воспринял за нерушимую традицию.

Номер 8 - смертельная камера!

Нет, она не сплющивает заключенного стенами, не затопляет водой и не душит газами. Смерть наступает от самой нелепой причины, которую и причиной-то можно признавать только в рамках протокола. Но разве протоколы открывают настоящее положение дел? Ведь это по своей сути отписка, аргумент для прекращения лишнего шума.

По слухам, первый узник 8-й камеры получил максимальные 15 суток, но уже на вторые сутки подавился хлебом и помер. Смерть странная, но объяснимая. В середине прошлого века практиковалось наказание в виде ограничения еды. Давался обед раз в двое суток, вот заключенный и оголодал до того, что поперхнулся. Про камеру никто сначала не подумал, но вскоре обнаружили в ней нового покойника. Этот оказался незаурядно повешенным. Шнурков и ремней в ШИЗО не положено, так он умудрился распустить на лоскуты казенную форму, свить подобие шнура и на нем удавиться.

Истории про непознанное

Начальству пришлось как-то за это отвечать, и тогда на восьмую камеру обратили внимание. Третья смерть, случившаяся в ней через полгода, повлекла за собой дисциплинарную взбучку. Вынесли окончательное решение - больше в «восьмерку» никого не помещать. Слишком уж безобразным был труп. Его нашли в камере с начисто обглоданными лицом и руками. Будто крысы пировали. Расследование зашло в тупик, поскольку никаких крыс в ШИЗО не было. Каких только версий не строили! Все рассыпалось в прах, и с той поры камера сделалась табуированной.

Выслушав те страшилки, я не стал спорить со старослужащим. Даже краем уха не повел, чтобы не выдать свое скептическое отношение.

В порядке должностной ротации к нам прибыл новый старлей. Собрав личный состав, он решил ознакомиться и с тем фронтом работ, коим теперь ему предстояло заведовать.
- Где ключ от восьмой камеры? - требовательно спросил он у прапорщика.
Когда же товарищ прапорщик попытался ему объяснить все про запертую камеру, старлей резко того перебил:
- Знаю я эти байки про невидимую крысу и веревку из хлебного мякиша!
Он либо нарочно спутал причины первой и второй смерти, либо получил неверные объяснения.


Ключ от камеры был принесен, но даже открывать зловещую дверь никому не хотелось. Заметив низкий боевой дух вверенного ему подразделения, старший лейтенант решил проявить нестандартную инициативу:
- Значит, так, бойцы! Сейчас я на ваших глазах войду в эту камеру и переночую в ней. Товарищ прапорщик, запирайте!
Прапор пытался возражать:
- Не надо, товарищ старший...
- Исполнять приказ! - рявкнул новый начальник.

Зря он так отнесся легкомысленно. Авторитета среди подчиненных следует добиваться внимательным, разумным отношением ко всем обстоятельствам службы. Ведь это тяжелый труд, который приводит к процветанию и гармонии, а вот такое нахрапистое удальство показывает лишь глупость и склонность к бессмысленным бунтам. Для того и создана тюрьма, чтобы успокоить бунтовщиков. Это я теперь так думаю, пытаясь осмыслить произошедшую тогда внештатную катастрофу и дать ей хоть какое-то объяснение.

На самом деле, никаких объяснений нет. Версия о сердечном приступе, указанная в протоколе, ни черта не объясняет. Сердечный приступ - результат, а не причина. Докопаться же до истинной сути, думается мне, невозможно в принципе. Допустим, кто-то въедливый докопается, но едва причину обнаружит, так он тут же от нее и помрет! Разве легче станет от того, что будет еще одним покойником больше?

Лейтенанта обнаружили в камере мертвым. От чего скончался новый начальник - не знает никто. Голова его была абсолютно седой, а на лице застыла гримаса ужаса. Наверное, ночью ему пришлось столкнуться с чем-то страшным, но что это было, естественно, никому узнавать не хотелось. Восьмая смертельная камера штрафного изолятора после того чрезвычайного происшествия была окончательно запечатана, и больше никто туда не входил. Во всяком случае, так все оставалось до окончания срока моей службы. Что там делалось потом - я не могу знать. Ушел на дембель и перевернул эту страницу своей жизни. Почти перевернул. Потому что осталось в душе еще много вопросов.

Валерий

,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.

Adblock
detector