Журнал Планета Эзотерика
Назад

Грешный монах - хранитель рода

Опубликовано: 30.06.2019
Время на чтение: 2 мин
0
381
Хранитель рода

Он - хранитель рода нашего, грешный монах. Многим жизнь спас, а другим судьбу выровнял... А сам так и ушёл ... с болью в сердце... от семьи, от любимой, от жизни...

Бабушка Ася подвернула ногу, а так как я была в отпуске, отец попросил съездить к ней на пару недель. Отец частенько навещал ее, но к нам она перебираться отказывалась категорически.
- Говорит, что монаха одного оставить не может, - сказал папа.
- Какого монаха? - удивилась я.
- Если захочет, сама тебе расскажет, - уклончиво ответил отец.

Однажды вечером, когда я гостила в деревне, откуда-то издалека раздался колокольный звон. Старушка замерла, нахмурилась, прислушалась и с облегчением вздохнула.
- Бабуля, ты чего так напряглась? - спросила у нее.
- Монастырский колокол иногда звонит к беде... Но тогда звук особый. От него страшно становится, сердце леденящим холодом наполняется.
- Сам по себе, что ли, звонит?
- Нет, грешный монах, предчувствуя недоброе, бьет в набат. Тогда раздается тревожный звон колокола, отрывистый, чистый, которым издавна извещают о пожарах, наводнениях и других опасностях.
- А почему монах и... вдруг грешный? Расскажи!

И прабабка поведала легенду.
В конце девятнадцатого века на соседнем хуторе жила одна семья. Сказывали, любо-дорого было на них посмотреть, хозяйство крепкое, дом ухожен, одна беда: деток им Господь не давал.
А однажды, накануне Рождества, муж вышел в хлев скотину накормить и увидел на сене молодую женщину на сносях. У несчастной уже и схватки начались. Забрали ее в дом, вызвали повитуху. Мальчик родился. А молодая роженица
отдала Богу душу. Кто она, откуда, так и не узнали.

Поразмыслили муж с женой, сходили к батюшке в церковь за советом, да и оставили ребеночка в своей семье. Тем более в народе издавна считается, что взять на себя заботу о сироте - дело богоугодное. Назвали малыша Макаром. Малютка такой хорошенький: кожа светлая, волосы вьющиеся, цвета спелого пшеничного колоса, а глаза темно-серые, как небо перед грозой. Радовались они малышу очень, так как давно потеряли надежду обзавестись собственным дитем. Все хорошо в нем было: и ласковый, и послушный, и помощник с раннего возраста, - да только странно задумчивый. Мог часами сидеть, вглядываясь в даль, личико при этом отрешенное, будто и нет его здесь вовсе, а на губах блуждала улыбка, словно видел он то, что другим недоступно.

Как-то подошел Макарушка к приемной матери и говорит:
- А как ты братишку моего назовешь?
- Какого братишку?
- Того, который у нас в доме появится скоро...

Мать отмахнулась от него, не стала что-либо объяснять. Но самое главное, что через девять месяцев действительно родила мальчика, хоть и не надеялась давно на это. Чудо? Возможно... Но как ребенок, которому едва исполнилось четыре года, мог это предсказать? Все только диву давались. В младшем брате Родионе Макар души не чаял, играл с ним, присматривал, когда матушка отлучалась. Однажды услышали, как он говорит:
- Я тебя всегда охранять буду и никому в обиду не дам!

Помимо любви к братишке была еще одна страсть у Макара: часто убегал на монастырский двор, подолгу стоял в храме, как зачарованный осматривая все вокруг, а ежели на службу попадал, когда певчие поют или в колокола звонят, то выражение лица становилось одухотворенное, будто чудо узрел. «Наш маленький ангелочек!» - называли мальчика прихожане.

Когда Макару исполнилось двадцать лет, он сообщил родителям, что хочет стать звонарем в церкви.
- Настоятель храма сказал, что талант у меня есть. Надобно его на службу Господу направить.
- Так ведь непросто это: служба - дело нелегкое, да по ночам иногда, а то и ранним утром... Справишься ли, Макарушка?
- Справлюсь! Учиться стану у старого звонаря.

Когда Макар начинал звонить в колокола, затихали птицы и ветер, а души людские наполнялись благодатью.
А потом он решил вместе с паломниками по святым местам пройтись, в храмах побывать.
- Там можно почувствовать дыхание вечности, там отходят на второй план наши земные, суетные заботы. Там, молясь великим святым, я буду иметь возможность испросить у Господа помощи в благих начинаниях на пользу ближним...

Не было его несколько лет, родители и младший брат уж извелись все. Вернулся Макар незадолго до свадьбы Родиона. Радоваться бы, а у него тоска на лице: влюбился с первого взгляда в невесту брата. Да и она в него.

Кто-то подслушал, как Евдокия предложила Макару:
- Люб ты мне! И я тебе! Давай сбежим, пока не поздно? Я твоей хочу быть!
Люди рассказали обо всем Родиону, правда, уже после венчания.
- Разобьешь мое счастье? - спросил он брата.
- Нет. Я не сделаю этого! В монастырь уйду. Грехи замаливать...
- Но ведь она любит тебя, а не меня...
- Не переживай, все образуется. Я слово волшебное знаю, сделаю так, чтобы она забыла обо всем. У вас доченька родится. Назови ее Любовью. Думаю, сам понимаешь почему. Скоро все в мире перевернется, много людей погибнет, море крови прольется... Но ты не бойся! Я всегда рядом буду, даже с того света стану оберегать вас. Люби Дуняшу и за себя, и за меня, береги, заботься! Как только услышишь мой колокольный звон, особый, гулкий, знай: быть беде...

Через месяц Макар покинул родной дом и ушел в монастырь. Оставил записку: «Два греха я совершил. Первый - не мог выбрать между любовью к Богу и страстью к земной женщине. Второй - стал любовником жены брата. Только о ней и думал все время. Мне грехи эти до конца дней отмаливать. Простите меня, грешника!»
Но так сильна была его тоска, что прожил Макар недолго. Тут его и схоронили, на монастырском погосте.

А у Родиона и Евдокии родилась дочка: волосы вьющиеся, цвета спелого пшеничного колоса, а глаза темно-серые, как небо перед грозой. Знал ли Родион, что не его это дочка, а Макара? Вероятно, ведь похожа была малютка на брата, но любил он ее как родную. Евдокия вскоре умерла от болезни, а отец так никогда больше и не женился. Бывало, подойдет к девчушке, по голове погладит, а глаза боли полные, - до слез пробирало. О ком тосковал он? О брате, которого любил, о жене, которую боготворил? Винил ли он Макара в своей судьбе? Это никому не ведомо.

- Грустная легенда, бабушка, - вздохнула я.
- Не легенда это вовсе, а быль. Второе имя твоей прабабки, данное при крещении, - Любовь. Так что можно сказать, что я - Любовь Родионовна. Или Макаровна? Но на этом история не закончилась. Когда большевики хотели сжечь храм, зазвонили колокола, гулко и страшно, хотя наверху никого не было. А потом появился призрак, который указал монахам проход через подземелье под монастырем. В войну и я его видела: фашисты хотели расстрелять меня, как жену партизана, и явился он, призрак Макара. Взмахнул рукой, земля загорелась у них под ногами, они в ужасе бежали. Моего сына он прикрыл собой на фронте. Твоему отцу в горах жизнь спас... И каждый раз был слышен колокольный звон... Весь наш род живет под защитой грешного монаха. Так-то!

Долгое время я находилась под впечатлением от рассказа прабабушки. Пришло время возвращаться домой. Когда я уже отъехала от деревни, услышала звон колоколов. Стало не по себе: вспомнила, что это к несчастью. Но потом взяла себя в руки и отправилась дальше. Начиналась гроза, видимость была плохая, трасса скользкая. Вдруг увидела, что навстречу летит грузовик, потерявший управление. Внутри все похолодело от страха, понимала, что увернуться не получится. И вдруг неизвестно откуда появился силуэт мужчины в черном. Он протянул вперед руку, и встречная машина остановилась как вкопанная...

Я была спасена. Кто был тот мужчина? Призрак Макара?

Летом я снова побывала у бабули. Попросила сводить на могилу к Макару. Хотела поблагодарить его за спасение.
- Сама найдешь, тебя сердце приведет к нему, ведь ты его кровинушка. Монастырь большевики разрушили, а кладбище осталось, хоть и заброшенное.

Каменный крест, вросший в землю, на нем табличка с именем и годами жизни. Я положила цветы на могилку, сказала:
- Спасибо тебе... Ты спас мне жизнь.
Внезапно услышала звон колоколов, но не гулкий, а переливчатый, радостный, а в голове сами по себе возникли слова: «Я всегда буду рядом! Ничего не бойся!»

После смерти бабушки я навещаю могилу Макара, ухаживаю за ней. И твердо знаю, что моих детей и внуков всегда защитит грешный монах... Наш ангел хранитель - хранитель рода..

Наталья

, ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.