Журнал Планета Эзотерика
Назад

Как спастись от смертельных объятий Марены

Опубликовано: 17.11.2020
Время на чтение: 2 мин
0
12
Марёна

Марёна безраздельно властвует над русской землёй, до краёв наполняя послесмертный мир душами людей погибших от зимней непогоды. И только одно средство есть у человека, чтоб спастись от неё...

В нашем роду все были охотниками, и дед мой, Степан Ильич, и отец, Василий Степанович, ну и я по этой же тропочке пошёл. Промысловики, работа такая - пушнину добывать, в наше время это уже экзотика. Нас в области, охотников-промысловиков, по пальцам пересчитать можно. Работа тяжёлая, опасная, тонкости нашей профессии сложно за год-два освоить. Тут надо не один десяток лет с тайгой и её обитателями бок о бок пожить. Вот почему, в основном, семейные династии этим делом занимаются. С детства отец учит сына всем премудростям охотничьего искусства, только так может выйти толк из парнишки. А бывает, начитается молодой человек книжек, взыграет в нём романтическое начало, и вот он уже и охотник. Но пару месяцев поживёт в тайге, поймёт, что за ношу на себя взвалил, и тягу в город.

Конечно, сейчас уже не та тайга, когда охотился мой дед. Поработали леспромхозы на совесть, делянки сплошь и рядом, пилят, вырубают леса, где можно и нельзя, одним днём живут. Зверь от алчности человека тоже страдает – уходит в глубь тайги. Однако, остались ещё места, мало их, но есть, и соболь, и куница превосходно себя чувствуют там – значит и мы – промысловики без работы не сидим. Север Урала, слава богу, ещё богат пушниной.

Истории Уральской глубинки

Как я уже говорил отец и дед у меня охотниками известными были. Про деда вообще легенды ходили – на медведя с рогатиной выйти у Степана Ильича было нормой. Хотя и ружья у него были первоклассные, и карабин, а вот любил душеньку потешить, чтоб кровь поиграла. С рогатиной на медведя один - тут уж, или пан или пропал. Нынешнее поколение наверное и не слыхивали о таком способе охоты. Выстругивалась рогатина, обычно из берёзы, заострялась как нож. Медведь, он ведь перед тем, как бросится на человека, на дыбки встаёт, тут охотник и проявляет своё искусство. Нервы должны быть железные, ну и мускулы, естественно, стальные. В тот момент, когда миша поднявшись всей своей махиной кидается на тебя, ты должен подставить рогатину в подбрюшье зверю, он и напарывается на заострённую часть. Важно ещё вовремя отскочить, чтобы медведь не зацепил тебя когтистой лапой.

Вот какой героический был у меня дед, хотя дедом никогда не был, на сорок втором году в расцвете сил ушёл в мир иной при загадочных обстоятельствах. Нашли его замёрзшим в охотничьей избушке, стены покрыты льдом, полная печка дров обугленных, видимо горели, но неизвестно по какой причине огонь погас. Дед замёрз стоя, руки вытянуты вперёд, как бы отталкивая кого-то. Таким его и нашли, покрытым инеем, с белыми глазами, в которых заледенел ужас.

Пошли слухи, что Степана поцеловала Марёна. Места наши, далеки от шума городского. У нас, как и двести лет назад, свои сказки, свои легенды, свои страшилки. Хотя есть и церковь и люди мы православные, но языческие боги не хотят нас отпускать до сих пор. В мифологии древних славян на особом почётном месте Мара, богиня зимы и смерти. Длинными зимними ночами это божество безраздельно властвует над русской землёй, до краёв наполняя послесмертный мир душами людей погибших от зимней непогоды.

У нас же её зовут Марёна. По нашим представлениям, это та же нечисть лесная, что и лешие, русалки, только гораздо опасней и страшней. Для чего она лишает жизни людей - нам неведомо, но случаев таких предостаточно. Почему-то выбирает она свои жертвы не из числа пожилых, поживших на этом веку людей, погибают мужчины на здоровье не обиженные, кому бы жить да жить. Является людям она прекрасной девушкой, с белой нежной кожей, красивыми распущенными по плечам волосами, в белоснежных одеяниях. Глаза, как чёрные омуты, могут свести с ума любого, кто в них влюбится. Смертелен её поцелуй, в этот момент и срываются маски. Перед влюблённым мужчиной уродливая страшная старуха, в износившейся одежде, хохочет открывая беззубый рот, и человек замерзает, в мгновение превращается в заледенелую глыбу с человеческими очертаниями. Вот это и произошло много лет назад с моим дедом, Степаном Ильичём.

Отец же для меня был незыблимым авторитетом, я всегда хотел походить только на него. Он навсегда остался в моей памяти весёлым, остроумным, добрым, с лучистыми зелёными глазами. Мне казалось нет того на земле, что не мог бы сделать папа, на все руки мастер, а как на гармони играл – плясали и стар и млад. Первый парень на деревне - девки за ним табуном, а он выбрал скромную девушку Наташу, мою маму. Свадебку сыграли, жили душа в душу, потом я у них появился, за мной две сестрёнки. Такой рукастый парнюга везде бы пригодился, а он пошёл по стопам своего отца, в охотники. Промысловиком был удачливым, в одиночку перевыполнял план по сдаче пушнины за весь район, в газете о нём не раз писали, одним словом – передовик. В тайге два зимовья построил, новые способы добычи зверя придумал. Ну всё хорошо, и в делах и в семье, и ничто не предвещало беды.

ЧИТАТЬ  Перстень

Мать предчувствовала – что-то должно произойти ужасное.
– Вася, не знаю почему, но на сердце тревожно у меня, брось ты эту охоту, тебя на любом месте бригадиром поставят.
Отец только отшучивался.
- Только бригадиром, мастером никто не хочет брать. Наташенька, чего ты, ей богу, тревожности какие-то затеяла. Что со мной может случиться, мне тайга, как мать родная. Я и тебя с собой на недельку поохотиться возьму, а то трое деток – маловато, нужно ещё двух сделать.
- Ты всё смеёшься, а что с твоим отцом стало? Не позабыл? А ведь тебе тоже сорок два стукнуло. Марёна такой возраст любит.
- Сказки, Наташа, это всё сказки, в двадцатом веке живём, а ты – Марёна.
Как не сопротивлялась мать, не отказался он от любимого дела, по первому снегу ушёл соболя промышлять.

Мне в ту пору уже восемнадцатый годок пошёл, к армии готовился, охоту тоже очень любил. Прошло три недели. Обычно отец за такое время успевал добыть нужное количество пушнины и возвращался домой на отдых. Но в этот раз что-то его задержало, медленно тянулись дни, мы всей семьёй не находили себе места, что-то случилось. Мама вся в слезах, сёстры ревут.
- Толя, сходи к соседям и попроси дядю Егора, что бы он с тобой пошёл, чует моё сердце – беда с Василием.

Утром я и дядя Егор взяли продукты, ружья, и на лыжах пошли на отцовское зимовье. Только к вечеру, когда уже стало темнеть, показалась крыша охотничьей избы. Странно, не слышно лая собак. У отца были три лайки–универсалы - и по меху шли, и лося держали, они всегда были со своим хозяином. От зимовья повеяло ледяным холодом, у меня от этого задрожали руки, страх подбирался к горлу перехватывая дыхание.
- Слышь, Толян, я боюсь заходить в избу, не знаю что со мной, трусом никогда не был.

Как в тумане я отворил дверь, глаза наткнулись на неестественную изморозь, узорами расстилавшуюся по стенам.
- Отец! – закричал я, не желая верить своему зрению. – Папа! Что с тобой?!
Он стоял в нескольких метрах от кровати, покрытый синеватым инеем, мой самый близкий человек стоял не живой, но не падал, а как будто врос в пол. Что здесь произошло? Такое уже было, много лет назад с моим дедом.
- Толя! – завопил дядя Егор. - Бежим отсюда! Она здесь! Марёна! Здесь!
Я приходил в себя, слёзы душили гортань. Мой отец мёртв и больше никогда не обнимет сына. Кто виноват в этом? Неужели дядя Егор прав? Это не умещающееся в голове объяснение случившегося - Марёна!

Страх отпустил меня, на смену пришла злость, я дико закричал.
– Где ты? Выходи! – сорвал с плеча ружьё и начал стрелять по стенам.
И вдруг, сам по себе, в печи вспыхнул огонь, с оттаявшего потолка потекла вода, фигура отца стала крениться на бок. Мы с соседом подхватили его и положили на кровать. Открылась дверь, в неё ворвался злой, хлёсткий и холодный ветер, покружился по избе и с воем, мне почудился хохот, выплеснулся в звёздную ночь...

Отца хоронили всей деревней, равнодушных не было, люди его любили, но в глазах сельчан серыми всполохами ворошилась боязнь и за свою жизнь. В это можно верить и не верить – кто будет спокоен, когда происходят кровь леденящие события. Когда гроб опускали в могилу повалил неестественно густой крупный снег и я опять явственно услышал хриплый демонический смех.

Но жизнь берёт своё, со временем забываются беды, страхи, как весеннее полноводье уносит лёд неприятностей, и человек начинает радоваться безоблачному голубому небу, зелёной травке, апрельской певчей птахе.

Я отслужил два года на пограничной заставе, вернулся на родину, погулял, как водится в наших краях, да и женился. Жена моя, Алёна, оказывается ждала меня с армии, хотя у меня об этом ни одной мысли не было. Я даже представить себе не мог, что хрупкая маленькая девочка с задумчивыми синими глазами станет для меня самым близким и родным человеком. Выросла, расцвела, из серенького утёнка превратилась в белую лебёдушку, красивей которой не сыскать во всём белом свете. Посвататься к Алёне желающих было пол деревни, но я, не смотря на добрый нрав, не дал шансов ни кому. Дрался, на гармошке под её окнами песни распевал и добился своего, стала она моей женой. Хотя, по правде сказать, это мы только думаем, мужики, что завоёвываем сердце своих любимых, на самом деле это они выбирают нас.

И всё пошло своим чередом. Я, работая плотником, заочно закончил строительный техникум, родился сынок - назвали Степаном. Обновил дом, хозяйством обзавёлся, корова, поросята, куры, Алёнка не нарадуется – золото мужик. А у меня сердце не с хозяйством, оно у меня в тайге, лесными тропами блуждает. И однажды, осенью, я зашёл в свой дом, обнял свою Алёну и признался ей, что больше без охоты жить не смогу. Жена у меня женщина умная, да и не принято в нашем роду, что бы мужику баба перечила, согласно кивнула головой, - делай, к чему сердце лежит.

ЧИТАТЬ  Путь к Богу

Оформился я охотником промысловиком, так же, как когда-то дед, а потом отец, стал заниматься любимым делом. Новые охотничьи угодья освоил, красивое место у не замерзающего ручья облюбовал, избу крепкую из смолистой сосны срубил. За зимний сезон успевал четырежды заготовительную контору посетить, приёмщики в восторге – столько и Василий Степанович, папа твой, соболя не добывал, фартовый ты мужик.

Время шло, сын подрастал, я его, как в своё время отец меня, охотничьему ремеслу обучать потихоньку начал. Стёпка, парнишка толковый, всё на лету схватывал, вот только Алёне это не шибко нравилось.
– Не затягивай ты его в свои леса, у него будет другая жизнь, закончит институт и будет жить в городе, в большой светлой квартире с тёплым туалетом.
- Для тебя, Алёнка, счастье человеческое - это тёплый туалет, чем тебе наш-то не нравится, я ж его из тёсаных сосновых плах собрал, у других дома меньше нашего туалета.
Жена, только отмахивалась, - с тобой спорить, что со стенкой общаться. Рожу дочь, будет хоть поговорить с кем по душам, а то всё ружья, да капканы.

В этом году зима выдалась снежная, вьюга волчицей воет, заметает лыжню, заблудиться в такую погоду плёвое дело. Коллега мой, Игнатьев Михаил, охотник опытный, а вот в лесу замёрз, в десяти метрах от дороги. В деревне нашей парнишка молодой, только из армии демобилизовался, в сугробе пьяный закоченел.  Опять пошли слухи - Марёна зверствует.

А мне как раз сорок два года исполнилось, пожил не мало, а возраста не чувствую, наоборот кажется горы бы свернул, всё во мне поёт и играет. Не смотря на мороз и метели с пушниной у меня проблем нет, лосятиной всю родню снабдил, коли есть удача, всё само собой хорошо складывается.

Сижу, значит, я на своём зимовье, уж сильно метель лютует, думаю пару деньков отдохнуть, глядишь и погода наладится. Алёну вспомнил, что-то она у меня последнее время беспокойная стала, сны плохие видит. Подойдёт, обнимет, а у самой глаза на мокром месте.
– Толя, не забывай, сорок два года тебе, что за возраст тебе ли не знать. Может бросишь ты эту работу, ну её к лешему, никаких денег не надо, пора бы уже тебе к дому привыкать.

С одной стороны – права баба, богатства на охоте не наживёшь, а с умом повести хозяйство, бычков развести, перспективы открываются заманчивые. Всё конечно так, но ведь охота это большая часть меня, как её без боли оторвёшь. Сижу, сам с собой разговариваю. Слышу, метель стихла, треск пошёл по деревьям, так бывает при очень сильном морозе. Я дров в печь подкинул, валенки на ноги, что-то прохладой от пола потянуло. Нагнулся, половик хотел поправить, чувствую кто-то рядом стоит, поднял глаза и остолбенел.

Девушка в белом воздушном платье стоит, улыбается, волосы по плечам вьются, чёрные глаза магнитами к себе тянут. Такой красоты я ещё не видывал - стройная, милая, нежная, игриво протянула ко мне ручку. Кровь заставила учащённо биться моё сердце. Я никогда не изменял своей жене, даже не думал о других женщинах, но тут что-то произошло необычное, меня тянуло к этой красавице, грешные мысли сладкой малиной наполняли моё естество. Под светлыми одеяниями вырисовывалась грудь незнакомки, пламень чувств затуманивал мой рассудок.
- Смелее, ну, что ты такой робкий, ведь ты же сильный мужчина, тебе нужна я, так бери. Я давно искала такого мужественного, крепкого, горячего самца.

От этих слов я, как не странно, не потерял голову, понял, что это Марёна, обворожительная обольстительница. Только сейчас я почувствовал, каким холодом веет от её тела. Поддайся я своим чувствам и произошло бы непоправимое – слились в поцелуе и всё! Вечный мрак и холод. Как не трудно было это сделать, но я закрыл глаза и мысленно обнял свою любимую женщину, жену Алёну, и мои губы коснулись её губ.

Пронзительный визг, злобные крики, проклятия заставили меня открыть глаза. Вокруг меня бесновалась страшная уродливая старуха, грязные чёрные лохмотья одежды тряслись на костлявом теле. Гримаса боли шрамами резала ей лицо, руки, с длинными звериными когтями, пытались дотянуться до моего горла. Какая-то неведомая сила не давала это сделать и отбрасывала её назад. И тут, огонь в печи разгорелся ещё ярче, сосновый смолистый аромат от стен наполнил избу. Марёна обессилено застонала, дверь открылась и она, превратившись в снежную массу, с ветром исчезла в дверном проёме.

На следующий день погода наладилась, лёгкий морозец покусывал щёки, я последний раз посмотрел на зимовье – больше мне здесь не бывать.

К радости Алёны меня взяли бригадиром в плотницкую бригаду. Труднее всего мне было расстаться с собаками и ружьём, охотник, покупавший их, понимал меня и дал хорошую цену. О том, что произошло, я Алёне рассказывать не стал, но она всё поняла, когда увидела мои седые волосы.

Надеюсь поняли вы - что Марёна ненавидит больше всего? Чем спастись от неё можно? Любовь! Чистая любовь! Это "оружие" не только Марёна, а и все аспиды сил тёмных бояться пуще всего...

Анатолий Медведев

, , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.

Adblock
detector