Журнал Планета Эзотерика
Назад

Проводник на тот свет

Опубликовано: 03.05.2020
Время на чтение: 1 минута
0
79
Проводник на тот свет

Наш хирург при жизни спас сотни жизней. А вот свою жизнь не сберег... И по каким-то законам вселенной он теперь проводник на тот свет...

Однажды молодые родители привезли ребенка, которого не смогло бы воскресить даже чудо. Синдром внезапной детской смерти поражает одного младенца из тысячи. Даже современная медицина не может объяснить, почему случается так, что здоровые малыши умирают во сне безо всяких причин. Убитый горем отец был невменяем. Он требовал реанимации, операции, угрожал судами и бандитами. Когда Валерий Глебович попытался объяснить ему, что это невозможно, мужчина выхватил пистолет и разрядил в хирурга всю обойму...

Наша уборщица, тетя Маня, как-то разговорилась со мной. Она сказала, что все беды от медицины. Мол, Бог забирает тех, кто не способен жить. Валерий Глебович, конечно, был непревзойденным хирургом, но сколько горя принес семьям? Я удивилась: какого горя? Уборщица ответила, что больной ребенок требует повышенного внимания, огромных денег. А если в семье есть другие дети, они становятся сиротами при живых родителях. Я рассердилась на циничное мнение уборщицы, развернулась и ушла. Она крикнула мне вслед: «Многие врачи плохо кончают, потому что у них заключен договор со смертью!» Я покрутила пальцем у виска, подумав, что тетя Маня совсем сошла с ума на старости лет.

Читайте больше истории про призраков

Прошло 40 дней после гибели Валерия Глебовича, и в больнице пошли разговоры, что наш хирург стал призраком и бродит по коридорам. Как в страшной легенде, он встает у постели больного, и уже ничто несчастному не поможет. Ну типа проводник на тот свет. Я сама этого не видела и не верила сказкам. На тот момент я ушла в декрет, мы с мужем ждали девочку, которую я решила назвать в честь уважаемого мною врача - Валерией. Олег работал дальнобойщиком на зарубежных рейсах. Дома не бывал по нескольку недель. Зато зарабатывал прилично.

Жили мы хорошо, так что я спокойно сидела с малышкой до окончания декрета, а потом устроилась на работу в садик. Я могла бы и не работать, но когда-то же будет у меня пенсия, а для этого нужен стаж. Это во-первых. Во-вторых, я снова готовилась стать матерью, и у меня был жуткий токсикоз. Работа давала возможность побыть одной, без дочки, которая не давала ни минуты покоя. Лерочка в садик рвалась, ей нравилось играть со сверстниками.

Страшное случилось, когда Олег находился в рейсе. Я была на шестом месяце беременности. Днем ко мне заглянула воспитательница из Лериной группы:
- Юлечка, с твоей девочкой что-то не так. У Леруси сыпь.
Я понеслась в спальню. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: у Леры ветрянка. В садике никто не болел. Где малышка подцепила инфекцию, непонятно. Я подняла доченьку с кроватки, одела и унесла домой. В садике объявили карантин.

Я не боялась находиться рядом с малышкой, потому что в детстве перенесла все «детские» болезни. Если мать имеет иммунитет, на плод инфекции не действуют. Волновал меня Олег, я не помнила, болел ли он. Позвонила, узнала, что да, успокоила мужа:
- Высокая температура - это нормально. Детские болезни подцепить лучше раньше, чем позже. То, от чего ребенок сляжет на несколько дней, взрослого может убить. Все нормально.

Лерочка переносила ветрянку очень тяжело. Ее состояние ухудшалось с каждым часом. Девочка горела, температура поднялась за 40. Сыпь покрывала все тело, девочка металась и чесалась. Я вызвала скорую. Нас отвезли в больницу, где я работала когда-то. Лерочку положили в отдельный бокс, мне разрешили остаться с ней. Сначала завотделением был против, кивая на мой живот, но я объяснила, что ветрянка мне не страшна. Прошло восемь дней с начала болезни. Лера по-прежнему температурила. На дочке не было живого места, всю ее покрывала гноящаяся сыпь, волдыри вздувались даже на ладонях и ступнях. Лечащий врач качал головой: «В первый раз такое вижу...»

На девятый день моя доченька уснула на удивление спокойно. Она не металась, не чесалась, жар спал. Ее личико походило на ангельское, такая на нем отражалась безмятежность. Я тоже задремала. Вдруг меня словно кто-то ударил. Раскрыв глаза, я увидела Валерия Глебовича. Его фигура, слегка колыхаясь, стояла у постели Леры. Проводник на тот свет?!! Призрак посмотрел на меня пустыми глазницами и занял место у головы малышки. Я похолодела. Хирург пришел за моей дочкой? Не отдам! Воздух в палате стал таким плотным, что я не могла двигаться.

Но я, извиваясь, сползла со своей кровати и поползла к дочке. Я знала, что будет дальше. Схватив кроватку за ножку, я начала двигать ее, пока не развернула на 180. Теперь Валерий Глебович стоял у Леры в ногах. Он осуждающе покачал головой и направился ко мне. Я лежала совершенно без сил. Призрак наклонился надо мной, провел ледяной рукой по моему животу, заглянул мне в глаза, и я услышала в голове его голос, далекий, как шепот из другой вселенной: «Пусть будет так...»


Я очнулась в реанимации. Вокруг меня колдовали несколько врачей. Один заметил, что я пришла в себя, и сказал:
- Крепитесь, Юлия. У вас выкидыш. Плод был нежизнеспособен.
Я сдавленно спросила:
- Лера? Что с Лерой?
Он успокаивающе погладил мою руку:
- Ваша девочка поправляется. Это невероятно. Никто уже не надеялся, только вам не решались говорить... Вы знали, что у вас ветрянка?
Я не поверила:
- Не может быть! Я болела в детстве!

Врач подал мне зеркало. В нем отражалось мое лицо, обезображенное сыпью.
- Юлия, повторное заражение ветряной оспой случается. Крайне редко, но все же. Практически всегда для беременных это заканчивается потерей плода. Да что вам объяснять, вы же медик. Если бы не Лера, вы умерли бы от потери крови. Она проснулась, пыталась помочь вам, а потом пошла за помощью. Это просто фантастика. Ребенок, на выздоровление которого мы не рассчитывали, встал с постели, нашел дежурного врача! Юлия, вам молиться на свою девочку надо!
Мысли о дочке заставили меня стиснуть зубы и не расклеиваться. Олег был в рейсе.

В тот же вечер мы с дочкой снова оказались в одной палате. Моя малышка обняла меня и сказала:
- Мамочка, не плачь. Дядя, который унес братика, сказал, что у меня будут еще брат и сестричка, но через три года. И что у нас все будет хорошо.
Я удивилась:
- Какой дядя?
Девочка объяснила:
- Дядя Валера. У тебя еще есть фотография в альбоме, там много людей в белых халатах, и вы стоите рядом.

Вернувшись из рейса, Олег окружил нас с Лерой вниманием и заботой. Он даже хотел сменить работу, чтобы постоянно быть рядом с нами, но я воспротивилась такому решению. Знаю, как он любит дороги, это его стихия. Постепенно боль от потери ребенка стихла. Через три года я родила двойню - мальчика и девочку.

Юлия, 32 года

, ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.

Adblock
detector