Журнал Планета Эзотерика
Назад

Древний скит

Опубликовано: 13.10.2019
Время на чтение: 7 мин
0
122
Древний скит
Издательство: Журнал ПлЭзо
Автор: Юлия Скоркина

Древний скит хранит много тайн и сокровищ. И одна из них - целебный источник. Маленький мальчик, чтобы спасти свою маму, решается пойти в древний скит. Но по легенде, место его нахождения знает только лесной страж. И откроет он скит только человеку с чистой душой...

Древний скит. Автор Юлия Скоркина.

Николка сидел тихо-тихо, боясь тревожить сон матери. Мама это единственный родной для него человек на земле. Отца забрали на войну, когда Николке было девять. Мама очень переживала. Через полгода принесли похоронку, а ещё через пол года она слегла.
С едой было совсем туго. Но мальчонка не расстраивался, он видел, что в деревне мало кто жирует.
"Нам с мамкой ещё повезло, - думал мальчик, -  нас всего двое. А у Смолиных детей четверо, поди их прокорми".

Николка очень старался помочь матери. Если кто-то просил в деревне подсобить, бежал первым, но чем может помочь маленький мальчишка?! Хотя, как говорят, на безрыбье и рак рыба. Всех здоровых мужиков на фронт отправили, так что и с мальца можно было пользу поиметь. Пусть и маленький, а всё ж мужчинка. Старухам в деревне за еду трубу прочистить, да мало ли чего ещё. К своим десяти годам он многому научился, даже заборы латать. Дрова колол, воду носил. В огороде хозяйничал. Лето такая пора, смотри не зевай, а то оставшуюся зиму будешь пустой заваркой кормиться...

- Николка, - вдруг услышал мальчик.
Это кричал Васька. Нужно было быстрее выбегать из дома, чтоб тот своим криком не разбудил мать.
- Чего тебе? - вылетел из сеней Николка.
- Мы это, по грибы сходить бы, говорят белые пошли.
- Грибы это хорошо, - задумчиво произнёс мальчик. - Насушить бы, зимой можно супа грибного наваривать.
В голове Коли были постоянные планы на будущую зиму. "Только бы мамка поправилась, - думал он,- а уж провиантом я обеспечу"

Больше всего на свете мальчик боялся остаться в этом мире один. Если с мамкой что случиться, путь один - или скитайся, или детдом. И о том и о другом он даже думать не хотел. И если остальные мальчишки в своих редких мечтах говорили о каких-то детских фантазиях, Николка мечтал об одном, чтоб к мамке вернулись силы и она выздоровела.

Ольга, мать Николая, была хорошей женщиной, не счастливой только. Сама сиротой росла. Отец в лесу сгинул, а мать болячку какую-то подцепила, лекарь пару раз приезжал, да кому они нужны в своих деревнях. Так и померла, оставив дочь на попечение своей старшей сестры, которая, как казалось Ольге, уже тогда древней старушкой была. Всё хозяйство на Ольге было, никогда не жаловалась, в благодарность, что тётка её в детдом не сдала. Вскоре и тётка померла. Опять одна осталась. Как время замуж пришло, к ней Иван сосватался.
Хорошо жили, ладно, любили друг друга, ребёночка народили.

Война грянула, как гром. Всех мужиков с деревни, как ветром унесло, будто и не было их.
Тяжело бабам пришлось. У кого скот, у кого детей полна хата, и на работу в колхоз надо... Голодно в деревне стало. Конечно огороды спасали, и тем кто не ленился летом - зимой полегче было.
Но были в деревне и такие, кто о насущном мало думал. В самом конце улицы стоял дом. В нём жила баба Нина с дочкой Ириной. Сама бабка была старой и неприятной. Да и дочь от матери не далеко ушла. Детей не имела, замужем не была, вековала свой век с матерью. В деревне с ними мало кто общался.

Поговаривали, делишки чёрные крутит бабка. А ещё очень уж завистливые обе были, и до добра чужого охочи. Бабка Нинка из дому уж почти и не выходила, а Ирина-то часто по улице прогуливалась, да на дворы чужие пялилась. У кого что появилось, да кто как живёт. Платок по самые брови натянет и ходит зыркает. На что жили и как, то соседям неведомо было, да и не лезли к ним особо, а вдруг и правда бабка с нечистым якшается, ни к чему людям проблемы...

Вернувшись в сени за корзинкой Николка услышал голос матери.
- Чего мамуль? - влетел мальчик в комнату.
- Ты куда собрался Коленька? - устало произнесла мать.
- Мы с ребятами по грибы. А ты чего встала-то? Я в огороде всё полил, воды натаскал в дом.
Ольга улыбнулась и поцеловала сына в макушку.
- Что бы я без тебя делала, - сказала она и, перекрестив сына, наказала в лесу быть осторожнее.

Николка убежал на улицу, а Ольга собиралась прибраться в доме. Она и сама не знала, что с ней. Может, как у матери хвороба какая неизвестная. Только слабела она день ото дня. Смерти боялась только из-за Николки. На кого сына оставит. Эти мысли и заставляли каждый раз вставать да собираться. Только в выходные, как сегодня, почти с постели не вставала, а в понедельник снова в колхоз надо.

Пятеро мальчишек брели по лесу, вороша ногами опавшую листву. Грибы не попадались. Так уж, сыроежки червивые, да маховики. Бродили бродили, да так и не нашли ничего стоящего.
Сели передохнуть.
- Вот бы древний скит этот заброшенный найти? - мечтательно произнёс Егор.
- Какой скит? - спросил Николка.
- Эх вы, неужто не слыхали? В лесу нашем раньше стоял древний скит с монахами. Но по неизвестной причине монахи покинули его. Говорят, что в ските этом лежат сокровища. А в самом центре источник есть, из которого кто выпьет, вмиг от любой хвори вылечится и даже помолодеет! Только штука в том, - продолжал рассказывать Егор заговорщицким голосом, - что скит этот в самой чаще леса, но выйти к нему никто не может.

- А почему не может? - Спросил Васька.
- Кто ж его знает, говорят как его найти, только ведьмам ведомо, - ответил Егор и многозначительно поднял указательный палец вверх. - Эх ладно, - продолжил он, - засиделись уже, мамки поди искать нас собрались, пойдёмте до дому.
Егор был самым старшим из ребят и потому не верить ему, остальные не могли. Старше, значит знает больше.
Бредя до дома каждый думал о своём. Кто о сокровищах, а Николка о источнике том, что здоровье даёт ...

На следующий день вся ребятня собралась на завалинке. Первым разговор начал Васька:
- Егор, мне твой вчерашний сказ житья не даёт. А ну, как и правда сможем древний скит найти. Сокровища сыщем.
- Вот ты дурень Васька, - ответил парень, - сказано же, не каждому тропа та открывается. А ну, как в лесу сгинем! В чаще сам знаешь, какие топи есть.
- Знаю, - грустно ответил тот - и даже попробовать не хотите? - на всякий случай спросил он.
- Я бы попробовал, - ответил Колька.
- Вот вы упрямые, как вы дорогу-то найдёте? - злился Егор.
- Ты же сам сказал, что только ведьмам известно, как тропу найти, - произнёс Коля.
- Ну и? - не понял Егор.
- Пойду к бабке Нинке, её же ведьмой кличут, вот пусть она мне путь и укажет! - пояснил Николка.
- Прям сам пойдёшь к ведьме? - вытаращил глаза Васька.
- Пойду! - твёрдо ответил Коля. - Вам сокровища нужны, а мне к источнику тому пробраться надо!

Спустя пятнадцать минут Николка стоял возле калитки бабы Нины. Двое друзей с замиранием сердца выглядывали из-за огромного дуба стоящего на противоположной стороне улицы.
Открылась дверь дома и не спеша навстречу Николаю пошла Ирина, дочь бабы Нины.
- Тебе чего? - сердито спросила она.
Ира терпеть не могла детей. Вовремя не обзаведясь своими, сейчас на других она смотрела как на досадную ошибку, считая их просто лишними ртами в семье.
- Я это, - замямлил Николай. - Мне бы с бабой Ниной поговорить.
- Ишь чего захотел! - рявкнула Ирина, - говори чего надо или иди отсюда.

Набрав в лёгкие побольше воздуха Николай выпалил:
- Я про древний скит заброшенный узнать хочу.
Глаза женщины впились в мальчика. Было видно, что она о чём-то думает. И вдруг, её вечно злобное лицо словно распрямилось, она скривила губы выдавливая улыбку и отворила калитку.
- Проходи Коля, - сказала она. - Тебя ведь Колей кличут? Это ведь твоя мамка хворая?
- Моя, - ответил мальчик, - а откуда вы знаете?
- Знаю. Мы ведь Коленька, такие, мы болезнь чуем, к нам просто так не приходят .
Николай шагнул во двор и пройдя по протоптанной тропинке скрылся за дверью.

В доме колдуньи было темно. Пахло засушенной травой и ещё чем то неприятным, этого запаха Коля не знал.
- Проходи, проходи, - слегка подтолкнула его Ирина.
Войдя в комнату мальчик осмотрелся. Большая, почти во всю стену, печь, деревянный стол у окна, широкий комод, на котором стояло всевозможное количество пузырьков с разноцветной жидкостью. В углу стояла кровать, и на ней кто-то лежал.
- Мама, - вдруг услышал он голос Ирины. - Посмотри, кто к нам пришёл.

Одеяла на кровати зашевелились и из под них показалась маленькая, сморщенная старушка.
- Кто это? - недовольно произнесла она. - Кого чёрт приволок.
- Не шуми мама, - слащаво продолжала Ирина. - Это Николка, с другого конца улицы. Помнишь, я тебе рассказывала, что в деревне баба хворая живёт. Так вот это сын её.
- И чего ему надо? - продолжала недовольная старуха.
- Николай тебя про древний скит спросить хочет.

Бабку словно подменили. Она резко села, свесила ноги с кровати и с интересом уставилась на мальчика.
- А зачем тебе про скит знать? - спросила она прищурившись.
- Надо, - недружелюбно ответил Николка.
Где-то внутри живота у мальчика неприятно зашевелилось, словно всё его нутро хотело, чтоб он поскорее убрался из этого дома. Но отступить он не мог. Сегодня ночью маме было совсем плохо. Она задыхалась и он сидел подле её кровати держа за руку.
- За сокровищами поди собрался? - ехидно спросила старуха.
- Нет, - буркнул Николка, - мамка болеет, воды с источника набрать надо.
- И сокровища даже не нужны? - упорствовала бабка.
- Сказал же, не нужны, - насупившись ответил мальчик...

Губы старухи растянулись в улыбке, от чего её лицо стало ещё противнее.
- Скажешь, как скит найти? - смотря исподлобья спросил Николка.
- Скажу, - ответила бабка Нина, внимательно смотря на него. - Тут ведь понимаешь в чём штука, - продолжила она, - древний скит этот не всем показывается. Хозяин леса хранит дорогу к нему. И чует он, если в скит за наживой идут. А ты, - бабка ткнула своим костлявым пальцем в грудь Николки, - ты идёшь с другой целью. Может тебе и повезёт, откроется дорога. Идти тебе в самую глушь лесную. По тропе, что вдоль болота идёт. А как тропа закончится, так смотри не зевай, ищи подсказки. Если лесной хозяин разрешит тебе в скит пройти, подсказки будут. А коль не будет их, так уж не взыщи, ему лучше знать - кому в тот скит нужно, а кому нет...

- Я вот, в своё время тоже ходила, искала, - продолжала старуха. - Уж сколько дорожек лесных истоптала. И скажу тебе по секрету, даже помощь призывала тайную. Но, не нашла. Не пустил меня лесной хозяин в скит.
- А кто это, лесной хозяин? - спросил Николка.
Он слушал бабкины наставления, и в его голове рисовались замысловатые картины, хозяин леса, болото, подсказки...
Если честно, был момент, когда сердце ребёнка дрогнуло и хотелось уйти поскорее от этого дома, и от этой неприятной старухи, но тут же в глазах встал образ больной матери и мальчик решил узнать от колдуньи чуть больше.

- А кто ж тебе скажет, - противно захихикал бабка, - он в гости на чай не приходит, от людского глаза в дебри уходит.
- А не обидит? - спросил Николай.
Где-то глубоко внутри всё же сидел страх.
- А это, как себя вести будешь, - ответила бабка, внимательно глядя на Николку.
Больше у мальца вопросов не было и попрощавшись со старухой и её дочерью пошёл прочь из дома.

- Как думаешь, найдёт? - спросила Ирина, обращаясь к матери, как только за мальчиком закрылась дверь.
- Надеюсь, - ответила старуха. - Наконец то у меня появился шанс! За ним проследишь, да смотри, чтоб не заметил! Если откроется ему дорога в скит, ты за ним туда не ходи. Пусть сам воды наберёт. А как обратно соберётся, дождись, когда до болот дойдёт, бутыль отними, а его самого в трясину столкнёшь. Топь его быстро к себе приберёт, сгинет и следа не будет. Справишься? - спросила она.
- С ребёнком, кто ж не справится, - ехидно прохихикала Ирина.
- Времени у меня совсем мало осталось, не подоспеешь с водой, помру вскоре. А уж как мне этот срок оттянуть надо, сама знаешь. За мои проступки, черти, что мне всю жизнь служили, так за меня ухватятся, на части рвать будут. Так что смотри, не опростоволосься, - сдвинула брови бабка, - а то прокляну!

- Так и сказала, хозяин леса? - спрашивал Егор Николку.
- Да, - ответил тот, - говорит, что если знаки будут, значит откроет он мне дорогу в скит.
- Что-то боязно мне, - встрял в разговор Васька. - А ну, как погубит нас это хозяин.
- Я на вас и не рассчитывал, - хмуро отозвался Николай. - Если со мной не пойдёте, то я один справлюсь.
- Подумаешь, храбрый какой нашёлся, - обиженно произнёс Васька. - Хочешь один сокровища сыскать, да и пожалуйста.

- Мне сокровища не нужны, - ответил Николай,- я за другим пойду.
- А не страшно одному будет? - спросил Егор.
- Страшно, но я всё одно пойду, мамка совсем плохая. Мне позарез вода из источника нужна.
- Ладно уж, - немного подумав произнёс Васька. - С тобой пойду. Друзей в беде не бросают. Может нам повезёт, и мы сокровища сыщем.
- А я не пойду, - виновато произнёс Егор. - Кроме меня у мамки трое детей, и если со мной что нибудь случится, кто ей помогать будет?
Мальчишки не нашли, что ответить другу. Да и нужно ли было? Каждый для себя уже всё решил...

В эту ночь Николка спал плохо. Снились какие-то кошмары. Хозяин леса, в виде старого, косматого деда пытался выведать у него, зачем ему понадобилось найти заброшенный скит.
Проснулся рано утром, хмурый. Наврал матери, будто они с ребятами на весь день собрались на речку. Собрал в узелок нехитрую еду, в виде нескольких ломтей хлеба и варёной картошки, и вышел из дома.

На краю деревни Николая уже поджидал Васька.
- Страшно что-то, - сказал Васька.
- И мне страшно, - ответил Николка. - Если не пойдёшь, я не обижусь, Вась, ведь это моя мамка болеет.
- Пошли уж, - насупившись произнёс Васька, - пока не передумал.
Повернувшись лицом к лесу он пошагал вперёд. Николка двинулся следом.

Мальчишки шли в глубь леса не подозревая, что за ними пристально следят два злобных глаза. Недовольных тем, что в чащу Николка пошёл не один. А это значит, что ещё одной проблемой стало больше.
- Вот же мерзавец, - сетовала Ирина. - Так и знала, что какой-то подвох будет! Угораздило же второго с ним пойти. Ну ничего, оба в топи сгинут, одним ртом в семье меньше станет!

- Коль, а если мы не сможем древний скит сыскать? Что делать будем? - спрашивал Васька.
- Я не могу не найти, - серьёзно ответил Николка. - Если мамка не вылечится, я совсем один останусь. Я должен его найти!
- Ну, это ж не от нас зависит, - продолжал вслух размышлять Вася, - а ну, как хозяин леса не откроет нам дороги?! Может он вообще людей не любит.
- Конечно не любит. Бабка Нина так и сказала, что он от людского взора прячется.
Дальше мальчишки пошли молча, воображение каждого из них рисовало свою картину с хозяином леса.

- Тише, - вдруг остановился Николка. - Слышишь?
- Ничего не слышу, - отозвался Васька. - Куда слушать-то?
- Да тише ты! -Цыкнул Коля. – Послушай, как птица кричит. Будто надрывается.
Васька наклонил голову, словно ухо, оказавшееся выше, станет слышать лучше.
- А и правда, - сказал он, чуть помолчав. - Не поёт будто, а кричит.
Потихоньку мальчики двинулись на звук. Пройдя пару метров, за деревом они действительно увидели птицу. Пернатая попала в силки и изо всех сил пытаясь выбраться, рвалась на верёвке.

- Может прибить её? Тогда вечером её можно будет зажарить, - без тени сомнения сказал Васька.
- Ты совсем что ли? - воскликнул Николка. - Она же не ранена! Надо просто выпутать её.
- Да подумаешь, - как будто обиженно ответил Вася, - я ж не для себя стараюсь! Я о нас беспокоюсь. Кто знает, сколько нам ещё тут бродить.
Николай ничего не ответил другу. Он подошёл к мечущейся птице и, слегка придавив её ладошкой, выпутал из силка. Как только он убрал руку, птичка взмыла в высь. Николка поднял вверх голову и слегка сморщив нос смотрел в небо. Он улыбался.
- Ну вот, - пробормотал Васька, - без ужина остались.
- Не ругайся, - примирительно сказал Николка. - Привал сделаем, я картохи с хлебом набрал.

Ещё около часа ребята брели в никуда, всё глубже уходя в чащу.
- Устал я, - сказал Васька, - давай привал сделаем, отдохнём чуток.
Николка согласился.

Развели небольшой костерок, из узелка Николай достал свой не хитрый обед. Нанизав хлеб на палочку Васька принялся его обжаривать на огне. Спустя несколько минут ребята за обе щёки уплетали хрустящие куски в прикуску с варёной картошкой. Чуть отдохнув и перекусив, тронулись в путь.

Впереди их ждал самый опасный участок леса. Вперемешку с твёрдой землёй шли участки топи. Местами, топь так зарастала кочками мха, что с виду казалась вполне обычной тропинкой. Идти нужно было осторожно.
- Смотри, - вдруг сказал Васька, и указал пальцем к началу болота.
Там, почти у самого края, билась сова. Перья на крыльях намокли и были в болотной жиже. Птица тщетно пыталась взлететь, но ей это никак не удавалось. Она хлопала по трясине, словно отталкиваясь от неё, но от этого на крылья только больше грязи налипало.
- Да что ж такое с этими птицами сегодня! - в сердцах воскликнул Николка. - То в силки попадаются, то в болоте топнут, - и мальчик сделал шаг по направлению к ней.

- Стой, - схватил Васька Николая за рукав.- Ты куда?
- Как куда? - не понимая вопроса спросил Николка. - Помочь. Она же утопнет! Её надо на сушу вытащить.
- Вот ещё, за птицу так переживать. Да и пусть себе топнет, а нам идти надо! Не дай Бог сам провалишься, тогда точно обратно пойдём!
- Да ты что, Васька, - воскликнул Николай, - неужто не жалко? Она ведь живая!
- И что, что живая, ты вообще собираешься сокровища искать или только глупых птиц спасать будешь, - запалялся Василий.

- А я не за сокровищами иду, - ответил Николка, - я иду за водой, чтоб мамку вылечить! А то, что я душу живую спасаю, так что ж, тебе жалко что ли?! И ту птицу съесть хотел и эту бросить, знаешь Васька, не знал я что ты такой злобный.
- Я злобный? - крикнул Васька. - Ну и иди свою глупую сову спасай, раз такой добренький выискался, и вообще тогда один иди! Не за сокровищами он собрался! Чего я вообще с тобой попёрся!

Мальчишки так и пререкались друг с другом стоя у края болота. А в зарослях чуть поодаль, следившая за ними Ирина потирала руки от радости. О чём она и мечтать не могла, сбылось. Повздорили Васька и Николка. И Василий, выкрикнув Николаю, что больше он ему не друг, развернулся и пошёл в обратном направлении.
Николка остался один. Вытерев рукавом предательски заблестевшую слезинку, мальчик не стал окрикивать друга. Он молча смотрел, как тот уходит, окончательно скрываясь из виду за деревьями.

Хлюп, хлюп, опять послышалась попытка совы вскинуть крылья. Шмыгая носом, Николай огляделся. Взгляд упал на подходящую палку, достаточно длинную, чтоб опереться на неё, пробуя почву под ногами. Что делать с совой и как её спасти, он даже не представлял.

Подойдя совсем близко мальчик потыкал палкой в почву перед собой. Конец палки тут же провалился в трясину.
Сова, словно понимая, что ребёнок хочет ей помочь, перестала биться и затихла.
- Что же делать, - сказал Николка вслух сам себе.
Дотянуться до птицы руками он не мог. Подойти ближе, тоже не представлялось возможным. Единственное, что он мог сделать, это протянуть палку так, чтобы один её конец плюхнулся в трясину рядом с птицей.
На что надеялся Николка, он не знал. Словно по волшебству, как будто птица смогла прочитать мысли ребёнка, сова вдруг уцепилась крючковатым клювом за конец палки.

Ребёнок осторожно потянул её на себя, почти пол метра смог он протащить птицу по глади грязной жижи. Сова выпустила палку из клюва. Мальчик проделал ту же манипуляцию, и опять клюв птицы сомкнулся на конце палки. В этот раз протянуть получилось подальше и вот уже сова оказалась в пределах руки ребёнка. Николка осторожно подхватил птицу, от грязи на перьях крылья безвольно свисали. Поискав глазами что-то подходящее, он увидел толстое поваленное дерево чуть вдалеке. К нему и пошёл. Посадив сову на покрытый мхом ствол, Коля тихо отошёл от неё.

Вдруг, за спиной хрустнула ветка.
Николка резко развернулся. В паре метров от него стоял кто-то косматый. Весь в прилипших сухих листьях, он смотрел на мальчика злыми красными глазками. От страха Николай зажмурился. Ничего не происходило. Понимая, что с пугающим существом всё же придётся столкнуться, ребёнок выдохнул и открыл глаза. Он стоял в лесу совсем один. Николка крутил головой в разные стороны, но взгляд так и не зацепился ни за что. Никакого лесного чудища рядом не было. Так же пропала и сова. Дерево, на котором несколько минут назад мальчик оставил птицу, было пустым.

Пересилив свой страх Николка снова тронулся в путь. Сколько мальчик шёл по лесу, он не знал. И вдруг, Николка услышал странный звук. В лесу раздался звук колокола. Не громкий, не праздничный перезвон, а тихий мелодичный удар одного небольшого колокола. Прислушиваясь мальчик шёл на звук. С каждым шагом он был слышен всё громче и отчётливее. Лес вокруг сделался словно гуще, деревья росли почти прижавшись друг к другу. Пролезая через очередные заросли, Коля выбрался на поляну.

На ней стояла небольшая деревянная церквушка, обнесённая плотным бревенчатым забором. Потемневшие от времени стены, растрескавшаяся древесина...
- Древний скит, - прошептал Николка. - Нашёл! Нашёёёл! - смеясь прокричал он.
И словно в ответ ему, прозвучал последний удар колокола.

Мальчик подошёл к воротам и тихонько толкнул их. Протяжно заскрипев, они медленно раскрылись перед ним. Во внутреннем дворе стоял Николка с открытым ртом и разглядывал древнюю постройку. Вокруг не было ни звука, даже ветер не пытался попасть сюда. Разглядывая почерневший сруб, мальчик думал о том, сколько же времени здесь никто не жил. Входить внутрь не стал, смотреть, есть ли внутри сокровища, Николке было без надобности. Ему нужен был источник, и он решил пройтись вокруг скита.
"Так странно, - думал ребёнок, - вроде заброшен и пустует, а внутри порядок, камешек к камешку, травинка к травинке, никаких тебе зарослей крапивы и бурьяна, которые начинают хозяйничать в огородах и палисадниках домов, если там нет хозяина".

Обогнув скит по кругу, и вернувшись к тому месту откуда он пришёл, Николка остановился. Снял со спины узелок и, развернув его, взял в руки небольшой стеклянный флакончик. Нужно было искать источник. Проходя по дворовым тропинкам вдоль и поперек, мальчишка не видел ничего, похожего на источник. На глазах предательски заблестели слёзы. "Неужто обман и нет никакого источника," - думал ребёнок.
И только он про это подумал, как вдруг услышал тоненький звон колокольчика. Звук был такой тихий и робкий, словно кто-то нечаянно дотрагивался до ниточки, к которой этот колокольчик был привязан.

Николка пошёл на звук. Чуть поодаль, у самого забора росли несколько яблонь. На толстом суку одной из них мальчик увидел сову. Ту самую, которую он пытался вытащить из болота. Она разглядывала подходящего к ней Колю. Николка улыбнулся сове, словно встретив старую знакомую. На самом деле ему хотелось увидеть здесь, среди безмолвной тиши, ещё хоть какую-то живую душу. Сова наклонила голову, потом развернулась спиной к ребёнку, и вдруг исчезла в густой кроне яблони, на которой сидела.

Подойдя к деревьям вплотную, в тени листвы мальчик увидел маленький, выложенный гладкими камешками круг. Внутри была вода. Наклонившись, чтобы пробраться под низкими ветками яблонь, он полез к этому миниатюрному колодцу. Сев перед ним на колени Коля только сейчас заметил, что внутри круга бьёт малюсенький фонтанчик. Почти незаметный, он тихо всколыхивал водную гладь. Это был тот самый источник, ради которого мальчик отправился путь. Окунув свой пузырёк в воду, Николка наполнил его до краёв. И вдруг, где-то то совсем рядом, что-то зашуршало.

Повернув голову в сторону, Коля замер. Примерно в метре от него, буравя мальчика маленькими глазками, стояло то косматое чудище, которое он видел в лесу. Сердце Николки бешено заколотилось. Косматый стоял и молча разглядывал ребёнка. До носа мальчика дошёл запах прелых листьев и сырых грибов. Нужно было как-то пытаться выбраться из-под яблони и бежать прочь. Но глаза косматого чудища словно прикололи его к земле.
- Сыроежками пахнешь, - зачем-то тихо сказал Николка и попытался улыбнуться. - Это я для мамы, - продолжал он трясущимся голосом. Вытянув руку вперёд, Николка показал косматому пузырёк, - я только воды набрать. Мне не нужны сокровища, мама больна, - закончил он и замолчал.

Ему казалось, что сейчас его маленькое сердечко просто выпрыгнет и убежит одно без самого Николки, подальше от странного косматого чудища. Он не знал, понимает ли оно человеческую речь, и слышит ли вообще что-то. От молчаливости косматого, становилось ещё страшнее. И вдруг, развернувшись, чудище пошло прочь.

Выждав пару минут, Николка выполз из под сени яблонь. Подойдя к своему узелку, который так и продолжал лежать на земле, он уложил в него флакончик с водой и туго завязал.
Выходя из ворот скита, он обернулся. На козырьке крыльца ведущего в храмовую постройку сидела сова. Улыбнувшись, Николка помахал ей рукой.
- Спасибо, - крикнул он и пошёл вглубь леса.
Вечерело, на лес опускались сумерки. Ночевать в чаще не хотелось. Поэтому мальчик упорно шёл вперёд, прибавляя шаг. В животе урчало, очень хотелось есть. Последний приём пищи был ближе к полудню, когда они с Васькой остановились на привал. В душе Николка не держал обиды на друга. «Ну, а чего обижаться-то, думал он, - у каждого свои нужды, кому сокровища, кому ещё чего-то».

По расчётам мальчика идти было не долго.
- Световой день летом долог, до темна домой ворочусь, - бубнил себе под нос Николка.
Вокруг стало как будто прохладнее, всё чаще стали попадаться кочки со мхом. Мальчик подходил ближе к отрезку дороги вдоль болота. Нужно было идти аккуратнее, внимательно смотря под ноги. И тут взгляд мальчика упал на небольшую полянку, усеянную ягодными кустиками. В животе заурчало ещё сильнее.
Николка пошёл к полянке и, присев на колени, стал собирать ягоды в горсть и есть их.

Послышался хруст веток. Мальчик обернулся, в нескольких метрах от него стояла женщина.
- Тётка Ирина! - изумлённо произнёс Николка. - Вы откуда здесь?
- Да вот тебя тут поджидаю, - ответила женщина.
- Зачем это? - удивился мальчик.
- А отдать ты мне кое что должен.
- Это что же я вам должен? - продолжал удивляться мальчик.
Где-то внизу живота поселилось неприятное ноющее ощущение. Последний раз такое чувство появлялось, когда Николка стоял на высоченном дереве у воды и решался прыгать с тарзанки.
- А водички-то набрал? Вот её родимую мне и надоть, - сощурившись сказала Ирина и пошла на Николку.

Мальчик попятился назад.
- Не могу я вам отдать воду, тётка Ирина. Вы же знаете, для чего я её искать ходил, - отвечал он, продолжая пятиться. - Мне мамку надо лечить. У меня больше нет никого.
- И мне мать надо лечить, - произнесла женщина сдвинув брови.
- Ну так и набрали бы сами, - возмущённо ответил Николка.
- А и набрала бы! - повысила голос Ирина. - Если бы путь мне открыли в этот проклятый скит! Так нет же! Сердца им чистые подавай, - кипятилась она. - Или ты думаешь мы просто так ровно дома сидели?! Да мы этот древний скит годами искали! С утра до ночи по лесу бродили! Если бы нашли, мы бы ууух, каких дел наворотить могли, - выкрикнув это женщина сжала кулак и потрясла им, как бы показывая, какой силой две ведьмы могли бы обладать, отыщи они дорогу к древнему скиту.

- Ну значит не нужна вам эта сила, - отвечал Николка. - Если хозяин леса вам дорогу не показывает.
- Хозяин леса, - передразнила женщина Николку. - Да спалить его надо, хозяина этого! Чем мы и займёмся, как только я у тебя водичку заберу, да домой ворочусь.
- А как же я? - крикнул Николай. - Как моя мамка! Ведь я для неё, а вы, а вы...
Мальчик не находил слов, от возмущения и обиды. Николка понимал, что физически не совладает с крепкой женщиной, нужно было что-то делать.
- Отдай узелок, - произнесла Ирина, надвигаясь на Николку.

И только тут мальчик понял, какую оплошность он совершил отступая от женщины. Он вплотную приблизился к болоту. И одна нога уже начала промокать.
- Тётка Ирина, ну зачем вы так? - трясущимся голосом произнёс Николка. - Ведь так же не честно, как же мамка моя, - слёзы заблестели на глазах, в горле встал комок. - Я не отдам воду! - сдавленно произнёс ребёнок.
- Отдашь, -спокойно ответила женщина. И вытянув руки вперёд чтоб ухватиться за узелок подошла ещё ближе к Николке.
Инстинктивно мальчик сделал шаг назад. И обе его ноги ушли в болотную трясину. Жижа медленно поглощала Николку.

Ирина стояла на самом краю болота и смотрела на него. Ребёнок попытался вытянуть ногу, но болотная топь держала крепко. Колдунья улыбалась, протягивая руку.
- Отдай узелок. И тогда я тебя вытяну. Или я дождусь, пока ты не уйдёшь в топь по пояс, и сниму его сама.
На самом деле, она конечно же не собиралась вытягивать мальчика из трясины. Просто ей было бы проще, если бы он сам швырнул ей узелок и тогда бы не пришлось мочить в грязи ноги, дотягиваясь да мешочка за плечами ребёнка.
- Не отдам, - упрямо повторил мальчик.
По щекам текли слёзы. От обиды, от страха, от того, что так несправедливы могут быть люди. Теперь, когда он сам сгинет, его матери уже ничего не поможет.

Болото работало на стороне колдуньи, медленно, но верно утягивая ребёнка вглубь. Почти по бёдра Николка ушёл в трясину, когда Ирина подошла совсем близко и попыталась дотянуться до узелка.
- Глупый щенок, - ворчала она, - тебе всё равно подыхать в этом болоте и мать твоя сдохнет, только не от болезни, а оттого что узнает, что ты в лесу сгинул!
Она подцепляла рукой тонкий шнурок, висевший на плечах мальчика. Николка яростно махал руками, как мог мешал ей схватиться за узелок.
- Я всё одно сорву с тебя это чёртов мешок! - шипела женщина, отбиваясь от рук мальчика.
И ей это удалось, она вцепилась в шнурок и с силой дёрнула. Узелок слетел с плеч мальчика и Николка заревел в голос.

Читайте рассказы Юлии Скоркиной

И вдруг, сквозь пелену слёз, он увидел, как из-за толстого дерева выбегает Васька. Он бежал к колдунье не сбавляя хода. Выставив вперёд руки и закричав, всю свою силу вложил в этот толчок. Лишь успев повернуться на крик, но при этом уже больше не успев ничего сделать, Ирина спиной летела в болото. Дико закричав, она барахталась в чёрно-зелёной жиже и стремительно утопала. Всё произошло очень быстро, проклятия вперемешку с воплями ужаса захлебнулись в болотной топи. Узелок из руки Ирина так и не выпустила.

Николка смотрел, как она уходит в трясину, с расширенными от страха глазами.
- Васька, - возбуждённо воскликнул он, - Васька, ты меня не бросил! Тащи меня, Васька, иначе совсем утопну.
Вася, очнувшись от шока, бросился в ближайшие кусты, через секунду выбегая оттуда с длинной толстой палкой. Уцепившись за протянутый конец, Николка крикнул:
- Тяни!
Упираясь и пыхтя, тянул Васька палку. Тяжело, сантиметр за сантиметром, болото выпускало свою жертву.

Через пару минут на лесной земле лежали мальчишки, пытаясь отдышаться от проделанных усилий.
- Ты как здесь оказался, - спросил Николай, приподнявшись на локтях и уставившись на друга.
- Помнишь, когда мы поругались и я обратно пошёл? - спросил Василий.
- Ну? Помню, - ответил Николка.
- Так вот я не напрямую полез через дерево валяющееся, а обогнуть его решил. Иду и краем глаза вижу, что копошится что-то в кустах. Сделал вид, что в сапог что-то попало, а сам глаза скосил и вижу эту, - Васька махнул головой в сторону, где ещё десять минут назад тонула Ирина.

- Я сразу смекнул, что не с добром она за нами следит. Ну и пройдя вперёд схоронился за кустами и сам за ней следить начал. Она тебя тут долго ждала. Да если честно, я уже и уходить хотел, думал может сгинул ты в чаще. Говорили же, что хозяин леса не рад гостям незваным. Хорошо, что не ушёл, а то бы утоп ты.
Николка придвинулся к Ваське и с силой, по дружески, стиснул его в объятиях.
- Спасибо, что не бросил, - прошептал он.
- Эх, узелок жалко, - произнёс Васька. - Неужто ты и взаправду древний скит сыскал?
- Сыскал, - горько ответил Николка, - да толку-то теперь!

И он рассказал про встречу с косматым чудищем и про сову...
- Ну, не кисни! - старался поддержать друга Васька. - Удалось один раз, удастся и ещё! Через пару дней можно повторить поход! Только теперь я уж с тобой пойду, больно самому хочется на скит этот посмотреть. Давай, пошли домой, уже почти стемнело.
- Да, мамка по шее надаёт, - грустно ответил Николка, - и дома весь день не был, и грязный приду, как сам чёрт.
Поднявшись с земли мальчишки тронулись в путь.

- Маам, я дома, - тихонько произнёс Николка, предварительно раздевшись в сенях, что б мать не заметила, какой чёрной от болотной грязи стала его одежда.
В доме стояла тишина. Пройдя в комнату, на столе мальчик увидел приготовленную тарелку с ужином. Мать лежала на кровати, прикрыв глаза и безвольно свесив руку.

Холод сковал сердце Николки.
- Мам, мама, - громко закричал он и бросился к матери.
- Что ты, что ты милый? - вдруг произнесла испуганно мать, - ты чего раскричался?
- Мама, мамочка, я думал, я думал, ты меня оставила.
- Дурачок, - потрепал мать Николку по волосам, - задремала я просто. Совсем Коленька я слабая стала. Вон, покушать тебе приготовила и устала, сил нет.
Успокоившись и вытерев слёзы, Николка поужинал и уселся в ногах у матери. С твёрдым намерением не тянуть пару дней, а завтра, как только рассветёт, опять тронуться в путь, в надежде, что хозяин леса и в этот раз позволит ему пройти к заброшенному скиту.

Ночь пролетела незаметно и только первые лучи осветили верхушки деревьев, Николка вскочил с кровати. Мать ещё спала. Одевшись и тихонько выскочив из дома, он минуту постоял на крыльце раздумывая, стоит ли бежать и будить Ваську. Но решив попросту не терять времени, опрометью бросился к лесу. В лесу ещё стоял утренний сумрак, птицы заливались не смолкая. Николка вошёл в лес. Нужно было идти в сторону болота, но ноги словно не слушались мальчика. Отчего-то было дико страшно идти туда, где вчера умерла, захлебнувшись болотной жижей, дочка колдуньи.

Николка сделал пару шагов и опять остановился. Где-то внутри сидело чувство тревоги, от которого ноги подкашивались в буквальном смысле. И вдруг, краем глаза, он заметил какое-то шевеление. Повернув голову, Николка остолбенел. На расстоянии от него стояло то самое косматое чудище с красными глазами. На его плече сидела сова, и самое главное, от чего у Николки затрепыхалось сердце, в руке косматый держал узелок. Весь чёрный от грязи, это был тот узелок, который утонул вместе с Ириной.

Подняв руку косматый поднёс её к клюву совы, будто предлагая его ей. Сова спокойно взяла в клюв узелок и вспорхнула с плеча в воздух. Пролетая над Николаем, птица разжала клюв и узелок плюхнулся аккурат под ноги мальчика. Николка смотрел и не верил глазам. Опустившись на колени, он развернул его, в узелке лежал целёхонький пузырёк с водой из древнего скита. Схватив пузырёк, мальчик выпрямился, он смотрел прямо в красные глаза косматого чудища и улыбался. И если бы не было так страшно, он бы обязательно подошёл и обнял косматого в знак благодарности. Но вместо этого он лишь тихо сказал: "Спасибо".
Откуда то из-за спины опять прилетела сова и уселась на плечо хозяина. "Ухух" проухала она и чудище, развернувшись, пошёл в глубь леса.
Домой Николка летел со скоростью свиста, сжимая в руке самую большую драгоценность на свете, лекарство для матери...

- Николка паршивец, - раздался с огорода голос Ольги, матери Николая. - Ты когда мне обещал воды в дом натаскать!
Она стояла посреди комнаты, подбоченившись. На её округлившимся и порозовевшем лице сияла добродушная улыбка. Да и вообще, на вид женщина просто лучилась здоровьем.
Вскочив с кровати Николка подбежал к матери и, чмокнув ту в щёку, унёсся на улицу звеня пустым ведром....

Бабка Нина в тот день так и не дождалась дочь обратно. А через пару дней и вовсе померла. Соседи говорили, что кричала перед смертью сильно. "Словно черти её рвали", - бросил дед Матвей фразу, рассказывая местным кумушка о смерти старухи.

, , , , , ,
Поделиться
Похожие книги
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.